Menu

Anatoliy Zverev

Художник Анатолий Зверев

«Анатолий Зверев, лучший русский рисовальщик» Пикассо.


"В 1957 году в Москве проходила конкурсная выставка Международного фестиваля молодёжи и студентов. Председатель жюри, выдающийся художник-монументалист Сикейрос, присудил золотую медаль 26-летнему художнику Анатолию Звереву.

История его участия на этом конкурсе была такая, что премию присудили, но об этом никто в СССР не узнал. Только жюри и участники. Зверева не допустили к конкурсу с самого начала. У него не было диплома. Он проучился только 1 год в художественном училище. Чтобы хоть как-то приобщиться к миру художников он устроился на работу в ЦДХ (Центральный дом художника) маляром. И красил целыми днями стены. Во время конкурса он зашел в конкурсный зал, разлил на пол два ведра краски голубой и белой (точно не помню, пишу на память историю, прочитанную в Огоньке больше 20 лет назад). И шваброй в несколько движений размазал эти два цвета по полу. Получился изумительный женский портрет. Сикейрос (кстати, его полное имя Давид Альфаро Сикейрос, очень красивое) остановил конкурс и объявил победителя. Но советские чиновники не допустили Зверева даже после этого к работе. Его даже уволили с должности маляра.

 У человека без всякого законченного художественного образования тут же прошли выставки во Франции, Швейцарии, США, ФРГ, Австрии, Англии, Дании и других странах. Его картины демонстрировались в Париже и Женеве, были приобретены «Метрополитен – музеем» в Нью-Йорке. Но у Анатолия Зверева, о котором ходила слава свободного художника-бродяги и юродивого, не было ни денег, ни жилья, ни признания на родине. Знавшие его люди говорили, что это был его выбор. Он избегал людей, прятался от милиции, имея однокомнатную квартиру, ночевал на лавке или по чужим квартирам. Он отказывался от участия в выставках, отказался от пенсии, жил без паспорта. Пабло Пикассо называл лучшим русским рисовальщиком человека, большую часть жизни проведшего в психушке.
 
«…Он побежал на кухню и притащил три соусницы: коричневый ткемали, зеленый ткемали из молодых слив и красный сацибели. Разложил лист на столе и начал рисовать. Он обмакивал пальцы в соус и очень точными, профессиональными движениями наносил мазки на бумагу. Когда нужно было очистить «кисть», просто облизывал пальцы. Распылял ртом. Иногда промахивался, и тогда соус летел на зрителей…
…Пошли в дело горчица, перец и соль. В результате этой магии через полчаса из хаоса пятен материализовался портрет брата. Чтобы заметить хорошую картину, нужно разбираться в искусстве. Заметить шедевр может каждый. Этот портрет был шедевром…»

«…Глядя на его работы, трудно представить, что он создавал их за считанные минуты, пуская в ход не только традиционные кисти-краски, но и все, что под руку попадется, – свеклу, веник, сапожную или зубную щетку, творог, воду из-под акварельных красок…В дело шли бумага, картон, холст, тряпки, деревяшки. Он мог рисовать и красками, и зубной пастой, и окурками. Для него как бы не было преград….»

«Каждый его мазок – наслаждение, – писал о нем Роберт Фальк. – Живописцы такого калибра рождаются только раз в столетие…»

Посмотрите картины. Я видел оригиналы в Москве еще в студенческие годы, они стоили десятки и даже сотни рублей. Их продавали в букинистах. Но мне они были не по карману. Я счастлив, что хотя бы их держал в руках."

— Садись, детуля, я тебя увековечу, — говорил Зверев прекрасным дамам середины прошлого века. Те, кто придет на выставку в «Домик Чехова», глядя на романтические женские портреты, увидят, что художник знал, о чем говорит. А его лучшие психологические автопортреты заставят не только восхититься мастерством живописца, но и многое понять о времени и об обществе, которое, казалось, самоуверенно сплотилось в желании сломать и уничтожить художника и свободное искусство, а вот кануло в небытие, а искусство это живо и переживет, дай Бог, еще не одну скованную и несвободную эпоху.

 


 

Анатолий Зверев и Ксения Асеева...

Какими только эпитетами его не обзывали люди, не знавшие близко Анатолия Зверева – тунеядец, без дома и семьи, шизофреник,алкоголик, нонконформист, художник андеграунда...
Но для друзей и близких ему людей, каковых было совсем немного, он был поэт, философ и мудрец, и , конечно, гениальный художник...


Художник Анатолий Зверев

Самая точная характеристика Анатолия Зверева будет, пожалуй, свободный, он был свободен от всего, кроме своей гениальности, свободен от быта, накопительства, денег, общепринятых стандартов жизни, ограничений общества и общепринятого искусства. И он сам выбрал такой образ жизни...

И вот, закономерно возникает вопрос - Зверев и женщины?
Ведь мало какой женщине может понравиться заросший волосатый тип неопрятного вида, да еще и любитель выпить.
Однако Зверев, наверное, обладал некоей харизмой, связанной не с внешностью и образом жизни, а с талантом и остроумием...
У коллекционеров существует уникальный артефакт — записная книжка Анатолия Зверева ... с телефонами. И пометки в ней — как у прирожденного ловеласа! Там много женских имен (без фамилий) и только пометки: метро такое-то, звонить в такое-то время...)

 

Известно, что Зверев ухаживал за дочерью знаменитого Костаки...


Георгий Костаки и Анатолий Зверев

Как пишет сам Анатолий в своей автобиографии:
"Я знал знаменитого коллекционера Костаки. И даже хотел жениться на его дочери. Но Костаки сказал: «Толечка, ты — необыкновенный, ты — гениальный, в тебе масса плюсов, но еще больше минусов, особенно для семейной жизни. Так что, Толечка, на нас не рассчитывай»...)
Хитрый грек, однако...) Как картины практически бесплатно забирать у Зверева, так это пожалуйста, а как дочь за него выдать замуж, так нет...)

И все же после фестиваля 1957 года, на котором Зверев триумфально получил из рук Сикейроса золотую медаль, Зверев женился на некоей Люсе...


А.Зверев, "Портрет жены"

Он влюбился. Люся была спортсменкой, велосипедисткой, любила походные костры и песни под гитару. Супруги Костаки, опекавшие Зверева, её не приняли, даже денег взаймы не дали на свадьбу. Зверев обиделся на всех, выписался из Москвы и уехал с Люсей в деревню, подальше от «московских соплей и вони». В ЗАГС они не пошли, Зверев взял Люсин паспорт и сам в нём расписался. Этого было достаточно...
Жизнь молодой пары в деревне не заладилась. Из-за того, что Зверев постоянно носил с собой этюдник, односельчане заподозрили его в шпионаже...)
И то, что он выписался из Москвы, тоже вызывало подозрение. В конце концов Люся не выдержала - они вернулись в город.
Люсю он очень ревновал. В дом к себе никого не приглашал и, хоть денег в семье никогда не было, запрещал жене работать. Взял её трудовую книжку и написал: «Отныне ты - министр культуры Фурцева».
Но Люсе было не до смеха, и однажды она попросту «исчезла, как привидение». Тосковал он страшно, опускаясь всё ниже и ниже. Рисовал за гроши, которые тут же пропивал...

Но судьба-злодейка устроила так, что жизненная линия судьбы Анатолия Зверева пересеклась с жизненной линией необыкновенной женщины, старше Анатолия на 40 лет, вдовой поэта Николая Асеева, Ксенией Михайловной Асеевой, в девичестве Синяковой...


Ксения Асеева и Николай Асеев

Николай Асеев умер в 1963 г. Он прожил с Ксенией Михайловной почти 50 лет. Ксения хорошо играла на фортепиано, неплохо пела и рисовала, но основным ее талантом была верность и забота, проявленная к Асееву. Она заботилась о нем, больным туберкулезом, поддерживала его во всех начинаниях в то столь трудное время ...

Сестер Синяковых было пять. И все они были одаренные разными талантами и привлекательными барышнями... С ними дружили и в их доме бывали Маяковский, Хлебников, Бурлюк, Пастернак, Северянин и многие другие деятели культуры "серебряного века"...

Вспоминает Лиля Брик:
«Синяковых пять сестер, каждая из них по-своему красива. Жили они раньше в Харькове, отец у них был черносотенец, а мать человек передовой и безбожница. Дочери бродили по лесу в хитонах, с распущенными волосами и своей независимостью и эксцентричностью смущали всю округу, принимали участие в шествиях «Долой стыд». В их доме родился футуризм. Во всех них поочередно был влюблен Хлебников, в Надю — Пастернак, в Марию — Бурлюк, на Оксане женился Асеев».

И вот с такой женщиной в 1965 году судьба свела Анатолия Зверева.
Вспоминает Наталья Арская, знавшая семью Асеевых:
"Я хорошо помню историю появления у нее этого человека. Однажды зимой он проходил с компанией друзей по улице Горького, поскользнулся и подвернул ногу. Кто-то вспомнил, что по соседству, в доме в Камергерском пер., живет «добрая душа» Ксения Михайловна Асеева, и пострадавшего привели к ней, заверив, что на следующий день его заберут. Скорее всего, это был трюк, чтобы пристроить у одинокой женщины бездомного художника"...


Ксения Асеева и Анатолий Зверев

Но возникла взаимная привязанность этих двух замечательных людей, перешедшая во взаимную любовь...
Даже в преклонном возрасте Ксения Михайловна сохраняла свою былую красоту и изысканность. Анатолий безумно полюбил эту, уже немолодую женщину. Он ее безумно ревновал. Однажды ему показалось, что «Ксения как-то особенно нежно смотрит на штангиста, которого показывали по телевизору. Зверев схватил кастрюлю и со всей силы грохнул по экрану. Асеевой пришлось убрать из квартиры всё, что связывало её с прошлым, - дорогие вазы и безделушки, портреты и письма. Как-то, когда к ней в гости пришла подруга, разъяренный Зверев с криком «Лезеянки!» высыпал на голову ни в чём не повинной женщины пакет риса.
И, несмотря на это, Ксения Михайловна продолжала любить и опекать художника...И когда соседи вызывали милицию, чтобы обуздать "хулигана", Ксения Михайловна кричала вслед милиционерам: «Берегите его руки — он гений!» Их любовь была нереальной и легендарной — о ней слагали мифы в богемных кругах.
Зверев написал очень много ее портретов...А она в свою очередь как никто другой, оценила и чувствовала талант и мощь этого художника...


А.Зверев, "Портрет К.М.Асеевой", 1969 г.



Когда в 1985 году Асеева умерла в возрасте 93 лет, Зверев бесконечно тосковал по ней...
Он так и не оправился после ее смерти, стал вялым и равнодушным к жизни...
Его уход был трагичным...
Пьяные санитары уронили его с носилок и он покатился по лестнице ...
Умер Анатолий Зверев в 1986 году...
За несколько дней до внезапной кончины Анатолий Зверев записал на подвернувшемся клочке бумаги: «Искусство должно быть свободным. Хотя это очень трудно. Потому что жизнь человеческая несвободна».

http://stroganov.livejournal.com/149866.html


gallery button bw

back to top