Menu

Весной 1598 года воин самурая Тойотоми Хидеиоши, известный как второй из трех “великих объединителей Японии”, приказал, чтобы 700 вишневых деревьев были посажены вокруг Дайго-дзи в Киото, в присутствие больше чем тысячи элитных граждан страны, друзей и родственников для того чтобы нация сплотилась, как можно крепче. Почти половину тысячелетия спустя японский фотограф Хироаки Хэзуми возвращается к цветущей вишни для своей серии фотографии Ниппон. Ода родине и дань её богатому творческому наследию.
Хироаки фотографирует нежный цвет вишни на фоне неба, в период, когда лепестки падают на землю после первого открытия бутонов. Возвращаясь к традиционной японской эстетике, он совмещает древнюю технику с современной, путем наложения струйных отпечатков мерцающим золотым порошком, который когда-то использовался для создания многовековых картин, которые теперь висят на стенах музеев Японии. Такое нежное опыление, создает эффект ослепительного переливания.
Вишня, рассказывает фотограф, в некотором роде стала физическим проявлением японской души. С 19-го века, когда деревья были посажены по всей стране, в первой и второй мировых войн, когда недолговечный цветок стал метафорой мужества солдата, который жил без страха собственной смертности, весеннее цветение вишни пустило корни глубоко в сердце японского народа.

 


gallery button bw

 

back to top