Menu

psihastenicheskaya psihopatiya

Психастеническая психопатия и акцентуация характера

Основные психастенические черты — это нерешительность, неуверенность в себе, чувство собственной неполноценности, склонность к постоянным сомнениям и трудности в принятии решения.

Из-за этих черт психастеники не приспособлены к жизни. Они проявляют пониженную активность, склонность к самоанализу и болезненному мудрствованию, недостаточную живость и яркость восприятия.

Психастеники склонны к самоанализу, чрезмерной предусмотрительности в отношении возможного нежелательного для них хода событий, потребности повторно перепроверять сделанное из-за постоянных сомнений в правильности своих действий.

С самого детства они отличаются пугливостью, робостью, застенчивостью, конфузливостью, малой двигательной активностью. Они крайне впечатлительны, тревожно-боязливы. В детстве, услышав «страшную» сказку или историю, они пугаются, что их заберет Баба — яга, Кащей-бессмертный или «плохой дядя».

У таких детей сон бывает тревожным, со вскрикиваниями, вздрагиванием и кошмарными сновидениями, от которых они в страхе просыпаются. И родители должны долго их успокаивать, что это лишь сон, и Баба-яга уже давно спит и не собирается его утащить (поэтому рассказывать страшные сказки и запугивать «серым волком» и «плохими дядями» таких впечатлительных детей нельзя).

Такие дети крайне болезненно переживают скандалы родителей, если в семье конфликтная обстановка. Они представляют себе последствия таких конфликтов, фиксируются на них, и их нужно долго успокаивать и переубеждать, что их опасения беспочвенны.

Их тревожная боязливость, впервые проявившись в ответ на прихотравмирующую ситуацию, в последующем обнаруживается в любой сложной ситуации. Если такого ребенка оставить ненадолго одного в общественном месте, он страшно пугается, что с родителями что-то случилось или что его бросили навсегда.

Психастеники склонны к фантазированию и мечтам, но в них обычно отсутствует счастливый конец, а наоборот, концовка может иметь мрачный и даже трагический характер. Мечты и фантазии отражают их неуверенность в себе, они испытывают потребность постоянно вспоминать о тревожащих их образах, им все время кажется, что им грозит какая-то беда.

Если этих детей неправильно воспитывают деспотичные родители, подавляя их волю и добиваясь беспрекословного послушания, их психастенические черты ещё больше усиливаются.

У таких детей часто возникают различные тики и заикание. Эти нарушения могут возникнуть после испуга или иной психической травмы.

В школьном возрасте усиливается их тревожность и ранимость. Они и без того не уверены в себе и постоянно сомневаются в правильности своих поступков, поэтому самые обычные школьные требования вызывают у них глубокие переживания. Такие дети очень болезненно переносят выговоры и наказания.

Боясь получить замечание, они придирчиво рассматривают себя в зеркале, тщательно причесываются и всегда ходят в идеально чистой школьной форме, не допуская никаких вольностей в одежде, что позволяют себе их одноклассники.

Они боятся опоздать в школу и поэтому рано встают и приходят в школу раньше всех. Они по несколько раз перепроверяют содержимое своего школьного портфеля из опасений что-нибудь забыть.

Выполняя домашние задания, они многократно проверяют правильность решения задач или написания слов, сверяются со словарем. На уроках они дольше других выполняют контрольные, так как многократно перепроверяют их и сомневаются, правильно ли они написали.

Вместе с тем большинство из них — мыслительного типа и обладают хорошим интеллектом. Они рано обучаются считать и писать, задолго до школьного возраста, много читают и предпочитают проводить время в уединении с интересной книжкой, а не в шумных играх со сверстниками.

Поэтому они хорошо развиты в интеллектуальном отношении. У них пытливый ум и стремление дотошно докапываться до сути вещей. Уже с детства они задают своим родителям или бабушкам (но не незнакомым взрослым) множество вопросов, подчас не детских, а связанных с тем, что они прочитали в книге. Им несвойственна поверхностность в знаниях, и они не любят оставлять вопросы неразъясненными.

Психастеники аккуратны во всем, вплоть до педантизма. Они не любят получать замечания даже от родителей, поэтому в своей комнате они сами стараются поддерживать чистоту и порядок, все вещи и учебники разложены у них по своим местам.

Но вызов к доске и необходимость отвечать урок перед классом — для них мучительны. Они краснеют и запинаются, хотя прекрасно знают урок и неоднократно повторяли его дома.

Свою робость и неуверенность психастеники могут компенсировать какими-либо движениями или действиями — держатся за край парты или стола, вертят в руках ручку, покусывают губу, поправляют волосы.

Если кто-нибудь обратит на это внимание, и это вызовет насмешки одноклассников, они очень переживают, стараются преодолеть эти привычные действия, но ещё больше фиксируются на них.

В подростковом возрасте такие дети часто страдают комплексом неполноценности.

Это может касаться их психических способностей — например, они считают других сверстников значительно умнее себя, более смелыми, решительными, бойкими, поскольку сами они робкие, застенчивые и малообщительные.

Это может касаться и их внешности. Так некоторые приобретают уверенность, что у них есть какой-либо физический недостаток — это называется дисморфофобией, — подолгу разглядывают себя в зеркале, и их нелегко переубедить, что их внешность ничем не хуже, чем у других сверстников.

Некоторые из них считают, что недостатки имеет их фигура, например, они считают себя очень полными , хотя это не всегда соответствует действительности.

Выбрав в качестве идеала известную киноактрису или манекенщицу, они начинают изнурять себя диетами, слабительными или клизмами, считают каждую калорию, чтобы похудеть. Это называется нервной анорексией.

С детства и в течение всей последующей жизни психастеники испытывают трудности в общении.

Их робость, застенчивость и нерешительность может стать предметом насмешек со стороны более бойких и развязных сверстников, что ещё более усиливает их чувство неполноценности.

Особенно трудно им общаться с людьми противоположного пола. Они не только не способны познакомиться с незнакомой девушкой, но не могут подойти и к девочке из своего класса, сокурснице в институте или сослуживице в профессиональном коллективе.

Но если кто-либо, независимо от пола, сам предложит им дружбу, они с благодарностью воспринимают это предложение, и в последующем проявляют верность и преданность и в дружбе, и в любви.

В отличие от двух предыдущих типов психопатии, психастеническая психопатия — это как раз тот вариант, когда в наибольшей степени страдает сам человек, а не общество. Они уязвимы и легко ранимы, но в общении, как правило, деликатны и тактичны.

Особенно усиливаются психастенические черты при начале самостоятельной жизни, когда приходится отвечать и за себя, и за других.

В выраженных случаях психастеник занят бесплодной умственной работой — так называемой умственной жвачкой. Он бесконечно анализирует собственные поступки, сомневается в правильности принятого решения или выполненного задания, редко доволен собой и склонен к заниженной самооценке.

Из-за этого многие больные страдают различными навязчивостями — в виде навязчивых сомнений, идей и страхов. Они могут докучать окружающим своими болезненными сомнениями, постоянно советуясь по пустяковым вопросам.

 

Клинический пример

Вот пример болезненных сомнений при психастении — женщина приходила в столовую и полчаса не могла выбрать себе блюдо, задерживая всю очередь . Выбрать котлеты или любое блюдо из рубленного мяса она не могла, опасаясь, что там подмешано слишком много хлеба, а антрекот казался ей слишком жестким и сухим, и она вновь останавливала свой выбор на котлетах, и так до бесконечности. Так и не сумев ничего выбрать, она плакала и уходила. Так повторялось неоднократно и в конце концов раздатчица сама решила за неё эту проблему, поставив на её поднос блюдо, за что женщина была ей очень признательна, и в дальнейшем безропотно ела все, что ей предлагали, что избавило её от принятия трудного решения.

Мучаясь от собственной неуверенности, психастеники стараются любое задание выполнить безукоризненно, не жалеют на это ни сил, ни времени, лишь бы не услышать упрека, что работа выполнена плохо.

Они прекрасные исполнители, и о таком подчиненном может мечтать любой начальник — любое порученное дело они исполнят точно в срок и качественно.

Но поскольку они часто перепроверяют себя, шлифуют стиль изложения материала или многократно пересчитывают математические расчеты, то работа занимает у них гораздо больше времени, чем у других. Поэтому они делают её за счет собственного отдыха, берут с собой работу на дом и чтобы выполнить её в срок, сидят ночами.

У них повышенное чувство ответственности и долга, доходящее до степени гиперсоциальности.

Наряду с психастеническими чертами характера, у некоторых может быть так называемое стеничное жало — при выполнении какого-либо важного дела психастеник проявляет целеустремленность, настойчивость при достижении этой цели и достаточную волю.

Психастеник может быть хорошим исполнителем, на которого всегда можно положиться, если только его не подгонять, не ставить ему сжатые сроки, а предоставить возможность работать в оптимальном для него режиме. Он в любом случае из-за своей аккуратности и исполнительности постарается завершить работу как можно раньше.

Но если ему дать сжатые сроки, переоценив его возможности, это для психастеника становится психотравмирующей ситуацией. С самого начала у него могут возникнуть опасения, что он не успеет все сделать к назначенному сроку, не справится с заданием и подведет своего руководителя. Он будет работать, ни зная ни сна и ни отдыха, и чем больше он старается, тем больше он опасается не успеть.

И все проявления, описанные в главе о неврастении, у него в такой ситуации могут возникнуть. Будучи истощен психически, он тем не менее продолжает работать, а раздражительная слабость, рассеянность и все остальные проявления неврастении ещё больше укрепляют его уверенность в собственной неполноценности.

Психастеникам свойственная крайняя озабоченность деталями в маловажных вещах и скрупулезность при выполнении работы. Одним из крайних вариантов психастенических черт является перфекционизм — стремление любое, даже маловажное дело выполнять с наилучшим результатом, дотошно и тщательно. Застревая на мелких деталях и постоянно перепроверяя себя, психастеник не успевает сделать основное задание, но не может заставить себя пренебречь несущественными подробностями. У психастеников нет способности к широкой перспективе в оценке ситуации, нередко они увязают в мелочах и не видят главного.

Такие люди чрезвычайно совестливы, они соблюдают общепринятые нормы и все условности в поведении, постоянно чем-то обеспокоены и озабочены, что нередко мешает им испытывать удовольствие от обычных человеческих радостей. Способность выражать словами теплые эмоциональные чувства у них ограничена из-за их застенчивости, а не недостатка эмоциональности.

Они испытывают потребность планировать любую свою деятельность в мельчайших деталях. Стремление все предусмотреть и запланировать заранее, мелочное соблюдение всех правил, по их мнению, позволяет преодолеть их болезненные опасения.

При крайних вариантах они могут быть педантичными, требуя выполнения всех формальностей. Если психастеник занимает какую-либо официальную должность, пусть даже и незначительную, он становится типичным бюрократом, для которого инструкции и циркуляры превыше всего на свете.

Компенсация психастенических черт может выступать в утрированном виде — свою робость и нерешительность психастеники могут маскировать безаппеляционностью и упрямством, а трудности при принятии решения — нетерпеливостью при его выполнении.

Психастеники чаще всего консервативны во всем, не любят, когда что-то меняется в их привычном жизненном стереотипе, и любые перемены вызывают у них тревожные опасения и сомнения.

Психастеники исполнительны, но не инициативны. И в школе они не являются активистами и инициаторами. Хотя некоторые могут заниматься личным творчеством, они никогда не отнесут свои стихи или литературное произведение в школьный литературный кружок. Их невозможно уговорить принять участие в драмкружке, спектакле или концерте, даже если у них есть вокальные данные. Они панически боятся сцены и публичных выступлений.

Если им поручают прочесть лекцию, когда они уже самостоятельно работают, — то это для них мука мученическая. Они ночами сидят над текстом, тщательно анализируя его и отшлифовывая стиль, зубрят текст наизусть, но боятся, что выйдя на трибуну, все забудут. Перед выступлением у них могут быть вегетативные нарушения — сердцебиение, дрожь в руках и чувство внутренней дрожи, потливость, похолодание рук и ног, бледность и даже понос.

Это для них крайне тяжелая и нежелательная ситуация. По своей воле они никогда бы не вызвались выйти на сцену, но если им поручили, они не смеют отказаться и стараются сделать все как можно лучше. Как правило, их опасения бывают напрасными. Будучи интеллектуально высоко развитыми, эрудированными и хорошими профессионалами, они любое дело стараются сделать очень хорошо, поэтому текст лекции они выполняют безукоризненно.

Но если из-за волнения они скомкали свое выступление, и оно прошло, на их взгляд, неудачно, в дальнейшем они испытывают панический страх перед любым публичным выступлением, и может образоваться фобия — боязнь публичных выступлений (см. раздел «Невроз навязчивых состояний»)

Как и вообще при неврозе навязчивых состояний, вначале страх возникает непосредственно перед выступлением, затем когда это только предстоит, а в дальнейшем страх возникает при одной мысли о возможности выйти на сцену.

Боязливость, сомнения, опасения и страхи вообще свойственны психастеникам. Невроз навязчивых состояний после пережитого страха у психастеников развивается гораздо чаще, чем у остальных людей. Помимо фобий, психастеникам свойственны навязчивые мысли, опасения и движения.

Они верят в приметы, у них есть свои «счастливые» или «плохие» дни, когда дела складываются удачно или неудачно. Есть и предметы, которые приносят «удачу», например, любимая одежда или украшения, которые они надевают перед важным событием. Если они видят какой-либо неблагоприятный знак перед совершением важного дела и даже перед выходом на улицу, это ещё более усиливает их опасения, что в этот день их постигнет неудача.

При появлении навязчивости у них часто формируются ритуалы, которые в некоторой степени облегчают психическое напряжение.

В семейной жизни психастеники — верные мужья. Чаще всего они однолюбы. Нередко женщины по собственной инициативе выбирают их в спутники жизни, потому что чаще всего это люди интеллигентные, порядочные, непьющие, производят впечатление надежного человека, на которого можно положиться и которому можно доверять.

Психастеник — идеальный муж для истерички. Никто, кроме психастеника, не в состоянии выдержать настоящую истерическую психопатку. Нередко в её бурной, утрированной эмоциональности они находят то, чего нет у них самих. Они полные антиподы, и именно из-за этого такие браки чаще всего постоянны. Психастеник безропотно терпит все причуды и скандальность жены, во всем с ней соглашается, в семейной жизни жена-истеричка становится тираном и полностью подавляет его. Психастеники никогда не решаются на развод по собственной инициативе, и даже если их семейная жизнь превращается в ад, они не могут сломать привычный жизненный стереотип.

Но для нормальной, не истеричной женщины, семейная жизнь с психастеником может оказаться нелегкой, когда все больше выявляется его нерешительность и невозможность принимать самостоятельные решения. Многих жен это начинает раздражать. Нередки конфликты на этой почве, когда жена называет мужа-психастеника «тряпкой», «не мужчиной», «бабой» и тому подобное.

Для психастеника это тяжелая психотравмирующая ситуация, которая, во-первых, унижает его и ещё больше усиливает чувство собственной неполноценности, а во-вторых, ставит под угрозу сложившуюся семейную жизнь.

В таких семьях доминирует чаще всего жена. Именно она принимает все важные решения, касающиеся любых проблем, и муж-психастеник с благодарностью и без всякого сопротивления передает ей эти полномочия. Многие жены подчас даже и не советуются с мужем, так как уже по опыту знают, что дельного совета от него не получишь, он только замучает своими сомнениями и невозможностью остановить свой выбор на конкретном решении.

Как правило, психастеники очень привязаны к детям. Не умея и не смея бурно выражать свою любовь, они тем не менее, являются хорошими родителями.

Но часто их собственная неуверенность передается и детям. Они постоянно напоминают детям о правилах поведения и необходимости соблюдать все требования. Будучи сам робким и неуверенным, психастеник не может привить самостоятельность и уверенность и своим детям. Хорошо, если второй родитель не имеет психастенических черт, тогда это влияние может быть как-то компенсировано.

Женщина с психастеническими чертами — это чаще всего покорное, тихое создание, полностью подчиненное мужу и выполняющее все его требования. Она неуверенна в себе, начисто лишена женского кокетства и считает себя «дурнушкой». Даже если у неё вполне симпатичная внешность, она сама недооценивает себя, конфузится, когда мужчины говорят ей комплименты, не любит косметики, всегда скромно одета. Они любит чистоту, порядок и своих детей, уважает (а иногда и боится ) мужа, и если «муж сказал», — то это для неё закон.

Такие женщины хорошо чувствуют себя в роли домохозяйки, могут довольствоваться немногим, им нравится заниматься домашней работой, иметь свой дом, налаженный быт, и они не стремятся менять свой социальный статус, даже если имеют высшее образование. Они избегают шумного общества, неуютно чувствуют себя среди людей. Даже если в доме собираются гости, такие женщины стараются быть незаметными, заниматься обслуживанием гостей.

Если не будет никаких потрясений в их личной жизни, женщина с психастеническими чертами характера может спокойно прожить свою жизнь «серой мышкой», будучи верной и преданной женой и хорошей матерью.

Трагедией становится жизнь такой женщины, когда её привычное течение резко меняется — например, в связи со смертью мужа или в ситуации, когда у мужа появляется другая женщина, и он сообщает о разводе. Некоторые женщины даже согласны примириться с супружеской неверностью, лишь бы муж не оставлял семью. Для них не столь важно изменение материального положения, сколько ломка привычного уклада жизни.

Но если семейная жизнь рушится — это для женщины большое потрясение, и может произойти декомпенсация. Психика такой женщины слаба и ранима, и у неё может быть множество различных психических нарушений — неврозы, психогенные депрессии, затяжные депрессивные состояния, попытки самоубийства и другие.

Некоторые женщины с психастеническими чертами не выходят замуж и остаются старыми девами. С возрастом они становятся чудаковатыми, заводят множество домашних животных и всецело отдаются уходу за ними. Любят природу, могут восторгаться цветком как неким совершенством природы. Они наивны, добры и отзывчивы, некоторые даже альтруистичны и могут много времени отдавать заботе о других беспомощных людях, не требуя материального вознаграждения. Такие женщины предпочитают работу, на которой они должны выполнять кем-то принятые решения, и обычно аккуратны и исполнительны. Они предпочитают жить с родителями до самой их смерти, преданно ухаживают за ними, безропотно терпят капризы престарелых родителей и не ропщут на судьбу.

 

Клинический пример

Галина Н. 42 года. Образование высшее. Библиотекарь.

С детства стеснительная, нерешительная, страдала комплексом неполноценности. Отказывалась гулять на улице без матери, сторонилась сверстников. От любого замечания в её адрес плакала. В детстве её часто дразнили «очкастой коброй», «очковой змеей», так как с 8-летнего возраста Галина страдает прогрессирующей близорукостью. С детства очень много читала, несмотря на то, что мать отбирала и прятала от неё книги, говоря, что Галина и так испортила зрение.

Мать часто сердилась, что Галина характером пошла в отца, с которым она была в разводе.

В школе училась хорошо, но вызов к доске был для неё мучительным. Обладая прекрасной памятью и хорошо зная урок, Галина смущалась, запиналась, краснела, не могла ответить ни на один вопрос и нередко в слезах выбегала из класса. По письменным и домашним заданиям у неё были одни «пятерки».

Учителя её жалели, знали её робость, поэтому к доске почти не вызывали, убедившись, что девочка всегда хорошо учит уроки и знает материал. Но даже с места отвечать на вопросы Галина не могла, при обращении к ней терялась, смотрела на учителя умоляющим взглядом или втягивала голову в плечи и не могла вымолвить ни слова, боясь насмешек одноклассников.

Подруг у неё не было, и мальчики, и девочки над ней часто насмехались. Она была выше всех в классе, из-за чего её дразнили ещё и «жердью» и «верстой коломенской».

Еще большие трудности у неё были на уроках физкультуры. Галина не была болезненной и хилой, но движения её были неловкими, угловатыми, плохо координированными. Даже менее высокие её одноклассницы легко перепрыгивали через планку при прыжках в высоту или перепрыгивали через коня, а Галина разбегалась неловко, как-то неестественно прижимая к телу руки и слишком высоко вскидывая ноги, а приземлившись на мостик, замирала и уходила с него в слезах, не в силах преодолеть препятствие. Так же ничего не получалось у неё и в спортивных играх. В игре в волейбол или баскетбол, она не могла вовремя поймать брошенный ей мяч и роняла его, не могла вести пробежку или забросить мяч в корзину и очень конфузилась. Никто не хотел брать её в свою команду, и когда весь класс разделялся на две команды, одноклассники при Галине жестоко высмеивали её физические недостатки и отказывались играть с ней в одной команде.

Физкультура была единственным предметом, по которым у неё были неудовлетворительные отметки. Чтобы избежать насмешек, накануне урока физкультуры Галина ела снег, чтобы простудиться и не ходить на занятия. Из-за этого с 15 лет у неё был хронический тонзиллит, затем ревматизм и порок сердца, после чего её освободили от физкультуры, чему она была несказанно рада.

В тайне от всех, даже от матери, Галина писала стихи, вела дневник, но писала только по ночам и тщательно прятала все от матери. Стихи были лирическими, о природе, а неразделенной любви, страданиях и одиночестве.

После школы она закончила филологический факультет университета. Выбор профессии определялся тем, что она любила художественную литературу, а кроме того, она знала, что среди сокурсников будут, в основном девушки. В глубине души она мечтала стать поэтессой, однако понимала, что с её характером ей это вряд ли удастся. Ребят на курсе действительно было мало, и они достались, конечно же не ей.

После окончания университета по распределению Галина должна была преподавать в школе. Но от одной перспективы войти в класс, где будет 30 или более «мучителей», которые были кошмаром её детства, Галина была в полуобморочном состоянии. Она умоляла декана направить её на любую работу, но только не в школу, и в конце концов она устроилась на работу библиотекарем, хотя она имела высшее образование, а большинство сотрудниц имели лишь среднее образование, включая и заведующую библиотекой.

Она проработала в библиотеке всю свою жизнь, но всегда категорически отказывалась работать в абонементе, где нужно было обслуживать посетителей. После ухода на пенсию заведующей библиотекой Галине предложили эту должность, так как она всегда была исполнительной, добросовестной и аккуратной, но она отказалась, так как боялась любой ответственности и принятия решений.

Мать вздыхала, глядя на дочь, пыталась уговорить её развеяться, познакомиться с молодым человеком, но Галина все вечера просиживала дома с книгой.

Живут вдвоем с матерью. Галина очень любит кошек, иногда приносила с улицы бродячих животных, но мать терпеть не может животных, говорит, что от них в доме «одна грязь, шерсть и запах», поэтому Галину уносила их на работу. В библиотеке, где она работает, живут семь кошек, они плодятся, и Галина постоянно занята тем, что раздает котят знакомым и посетителям библиотеки.

У многих психастеников существует повышенное чувство социальной ответственности и сформированное понятие о нормах поведения в обществе.

Некоторые отрицательно относятся к пьянству и являются убежденными трезвенниками. Другие в молодости употребляют спиртные напитки перед каким-либо решающим событием «для смелости», и алкоголь служит для них средством для своеобразной «компенсации» своей личностной патологии. Это создает у больного иллюзию нормализации — уверенность в себе, облегчение в принятии решения или преодоление трудностей в общении, большая раскованность в поведении и прочее.

Психастеники могут начать злоупотреблять алкоголем, попав в компанию, где принято пить часто и помногу. Из-за своей нерешительности и внушаемости они могут подчиниться таким традициям, не имея смелости отказать, когда их уговаривают выпить. Но учащение приемов спиртного и его доз может привести к возникновению зависимости от алкоголя и формированию алкоголизма.

Декомпенсация у психастеников может быть в ответ на объективно малозначимые травматизирующие факторы, но самому человеку кажущиеся непереносимой ситуацией. Психастеники субъективно тяжело переносят даже обычные жизненные трудности.

Неуверенность в себе отражается и в их сексуальной жизни. Из-за этого они избегают сексуальных контактов с женщинами. Многие страдают функциональной (то есть вызванной психологическими причинами) импотенцией именно из-за своих опасений, что могут оказаться несостоятельными в сексуальном отношении. Другие психастеники из-за неуверенности в своих сексуальных способностях боятся и избегают женщин.

 

Клинический пример

Сергей П. 42 года. Образование высшее, кандидат технических наук, доцент. Женат, двое детей.

По характеру в детстве и юношестве был нерешительным, неуверенным в себе, замкнутым, необщительным, с трудом знакомился и сходился с людьми, но если хорошо знал человека, становился его верным и надежным другом.

С женщинами Сергею всегда было трудно общаться. Ему хотелось, чтобы его избранница была умной и красивой. Но те, которые были умны, чаще всего были неженственны и некрасивы, а все красотки, которые ему попадались, были глупыми и легкомысленными. Найти такую, в которой бы совместилось то и другое, Сергею никак не удавалось.

Друзья над ним подшучивали, что если он будет подходить к женщинам с такими мерками, то никогда не найдет своего идеала, гораздо проще «расчленить» искомый образ — «для тела» сгодятся красотки, а «для души» — интеллектуалка в очках, типичный «синий чулок».

Влюбился только один раз в свою сокурсницу — она была умной и начитанной и внешне выглядела вполне прилично. Но, как и Сергей, она была «закомплексованной», замкнутой, неуверенной в себе, но ему она нравилась. Около года их отношения были чисто платоническими, оба жили с родителями, и Сергей не представлял себе, где и как они могут быть близки.

Потом один из приятелей «сжалился» над ним и дал ключ от квартиры, сказав, что в их распоряжении время до 6 часов вечера, пока не придут с работы его родители, но просил Сергея оставить квартиру в идеальном порядке, чтобы родители ни о чем не догадались.

Встретившись с подругой, Сергей никак не мог решить, как сказать ей, что есть пустая квартира. Он боялся оскорбить её таким прямым предложением, но потом решил соврать и сказал, что их пригласили в гости, и они поехали. На площадке перед дверью ему пришлось признаться в обмане, но отступать уже было поздно. В чужой квартире оба вначале растерялись, не зная, что им делать.

Сексуального опыта у Сергея почти не было — в 15-летнем возрасте он имел несколько половых сношений с подругой своей сестры, причем, по её инициативе. Остались воспоминания о суетливых торопливых движениях, страхе, что их застанут родители, и никакой разницы между ощущениями от мастурбации и таким быстрым половым актом он не увидел. С тех пор интимных отношений с женщинами у него не было.

Но все же Сергей и его возлюбленная как-то преодолели свою скованность, и у них был половой акт. Подруга Сергея оказалась девственницей, боялась раздеться полностью, натягивала на бедра юбку. Он тоже не стремился обнажаться, так как был далеко не атлетом, а весьма хилым и узкоплечим молодым человеком, как он сам считал, типичным «отличником» и интеллектуалом, что ещё больше комплексовало его. Никакого удовольствия оба не получили и, торопливо приведя себя в порядок, побыстрее покинули чужую квартиру ещё до положенного часа.

После этого несколько месяцев у них не было сексуальных отношений, потом опять предоставилась возможность, и опять все было, как в первый раз. Подруга опять смущалась и опять была пассивной.

Потом их отношения как-то постепенно сошли на «нет» . Влюбленность прошла, Сергею стало с нею скучно, надоело гулять по улицам и сидеть в кино, обо всем, о чем можно было поговорить, они уже говорили, а больше делать было нечего. Безумной страсти и влечения к подруге он тоже не чувствовал, и его организм не бунтовал от полового возбуждения. Сергей решил, что она холодная и его к ней больше не тянет, и перестал с ней встречаться.

Некоторое время на лекциях она поглядывала в его сторону, стараясь поймать его взгляд, после лекций как бы невзначай проходила мимо, ожидая, что он к ней подойдет, но Сергей отворачивался. Потом он узнал, что она вышла замуж, но ничего в его душе не всколыхнулось.

Сергей закончил институт, работал, жил с родителями, встречался с друзьями. Спиртного он не любил, но мог немного выпить за компанию.

Но Сергею в жизни повезло. Когда ему было 26 лет, в компании он познакомился с молодой женщиной, в которую сразу влюбился. Она оказалась женщиной с большим сексуальным опытом, а Сергей так любил её, что готов на все, лишь бы сделать ей приятное и удержать её. Вместе они овладели всеми премудростями секса. Теперь у них двое прелестных дочерей, они вместе уже 16 лет и никогда друг другу не изменяли.

Сергей по-прежнему любит жену, причем, он сам говорит, что чем дольше они вместе, тем больше он её любит. У них уже нет таких «безумных ночей страсти», когда у неё бывало по 5 оргазмов, но 1-2 за ночь — постоянно. Их половая жизнь упорядочилась, но это их обоих устраивает, оба испытывают сильное влечение друг к другу. Когда они ездят вместе отдыхать, то «вспоминают молодость» и устраивают «бурные ночи». Но и в обычной жизни не отказываются от радости секса.

В 42 года, ремонтируя крышу на своей даче, он упал спиной с высоты примерно 3-го этажа на кучу кирпичей, которые лежали внизу, сломал остистый отросток одного позвонка и получил сильный ушиб позвоночника. Длительное время он не мог ходить, лежал в больнице, жена каждый день его навещала. По просьбе Сергея я консультировала его с связи с опасениями, не скажется ли травма на его половых способностях, так как сексуальные отношения с женой имеют для него огромное значение.

Но его опасения были напрасны, он полностью поправился, и у них по-прежнему сексуальная гармония. По его мнению, самая лучшая на свете женщина — это его жена, а самые красивые дети — это его дочери.

Наибольшие сложности у психастеников бывают в тех случаях, когда неуверенного в себе, робкого сына властная, деспотичная мать растит одна. Чаще всего это бывает в тех случаях, когда и сын унаследовал психастенические черты своего отца. Отец-психастеник не смог ужиться с деспотичной женой, брак распадается, и сын остается под неусыпным контролем властной мамы, которая тиранит сына, полностью лишая его инициативы и ещё больше усугубляя психастенические черты его личности.

У многих психастеников есть нарушения коммуникации (способности к общению) из-за их стеснительности, неуверенности в себе и комплексов. Они боятся активных ровесников, поэтому у них нет друзей, которые могли бы просветить подростка об азах взаимоотношение полов. Мальчики-психастеники стесняются девочек, не умеют за ними ухаживать, а девочки-психастеники шарахаются от мальчиков, если те проявляют внимание. Из-за это происходит задержка психосексуального развития. Такой юноши и девушки не знают самых элементарных вещей о взаимоотношениях с женщинами, ничего не знают о нормальной половой жизни, что известно любому подростку. Робость и неуверенность в своих сексуальных способностях не позволяют ему (ей) вовремя начать жить половой жизнью. Некоторые психастеники начинают половую жизнь в 25-30 лет и позже, не могут решиться вступить в брак, а некоторые так и остаются одинокими на всю жизнь.

 

Клинический пример

Евгений Р. 33 года. Не женат. Образование высшее.

Отец умер в возрасте 45 лет от злокачественного новообразования, когда Жене было 5 лет. Мать по образованию юрист, работает юрисконсультом в крупном учреждении. Со слов Жени, она «сухая», педантичная, скупая на эмоции, слишком «правильная» и вообще «зануда». Была членом КПСС ещё со студенческих времен. После смерти мужа больше замуж не выходила, других мужчин в её жизни не было. Всю себя посвятила работе и воспитанию из сына достойного человека.

Сыну мать с детских лет постоянно внушала, что самое главное — чувство долга и ответственности. Она постоянно приводила Жене в пример отца. С её слов, отец Жени был олицетворением порядочности, честности и профессионализма. И Женя должен был походить на своего отца, чтобы мать могла гордиться им. «Ты должен вырасти настоящим человеком, а не бездельником и пьяницей, — говорила она сыну. — То, что у тебя нет отца, не означает, что тебя некому правильно воспитать.»

С детства она строго контролировала сына, запрещала ему бегать со сверстниками во дворе, считая детские игры пустой тратой времени.

Мальчик рано научился читать, но даже в дошкольном возрасте мать отбирала у него книжки со сказками и приключениями, говоря, что это «пустые выдумки», и ему нужно читать классиков. Она сама составляла сыну список книг, которые он должен прочесть. Уже с 7-8 лет Женя читал Чехова, Куприна, Короленко, Тургенева, Л.Н. Толстого. Мать подбирала ему рассказы и повести о детях или о природе и проверяла, прочел ли мальчик то, что она ему рекомендует. Она заставляла его пересказывать то, что он прочитал и что понял из прочитанного. Из каждого произведения он, по её мнению, должен был извлечь нравственный урок.

Женя с детства подчиняемый, нерешительный, робкий. Он рос послушным мальчиком и панически боялся ослушаться матери. Ее разборы литературных произведений были для него настоящей пыткой. 7-8-летний мальчик, конечно же, не мог делать выводы из прочитанного и формулировать абстрактные понятия о добре и зле, о справедливости, морали и нравственности. Он мог только пересказать то, что прочел. А мать строгим монотонным голосом отчитывала его, если он, по её мнению, ничего не понял или понял не так. Сам Женя любил научную фантастику, но в их домашней библиотеке таких книг не было, и Жене удавалось прочесть их лишь тайком от матери.

После школы он должен был сразу же приходить домой. Как только он открывал входную дверь, раздавался телефонный звонок матери. Потом она ещё не раз в течение дня звонила ему, спрашивая, чем он занят, приготовил ли уроки, что читает, чем занимается.

Женя рос достаточно самостоятельным, так как мать, уходя на работу, с 5-летнего возраста оставляла его дома одного. Мальчик мог приготовить себе бутерброд или разогреть еду, которую приготовила мать, потом сам научился варить яйца и готовить яичницу. Вернувшись с работы, мать проверяла его домашние задания и строго выговаривала, если он сделал какие-то ошибки. Каждое воскресенье они ездили на могилу отца, а по субботам ходили в музеи.

Одноклассники посмеивались над Женей, никто с ним не дружил. Девочки им не интересовались, а он сам не смел заговорить со сверстницами. Периодически он влюблялся то в одну из одноклассниц, то в учительницу литературы, то в девочку из их двора, но тихо страдал от неразделенной любви, не смея ничем выразить своих чувств.

Мать считала, что сверстники ничему хорошему его не научат, сейчас ребята думают только о пьянках и гулянках, рано начинают жить половой жизнью, и от этого у них одни проблемы, им некогда учиться, и ничего путного из них не получится, а Жене нужно думать только об учебе. Учился он хорошо, дисциплину никогда не нарушал, учителя были им довольны.

Мать решила, что сын тоже должен стать юристом, и с 8 класса Женя по её требованию стал читать юридическую литературу, а по вечерам она проверяла, что он прочел, и вносила коррективы, если, по её мнению, он что-то не понял.

После окончания школы Женя поступил в юридический институт. На курсе было много симпатичных девушек, но никто из них не обращал внимания на Женю, который терялся и краснел, если девушка сама с ним заговаривала. Остальные студенты были веселыми, в меру развязными ребятами без комплексов, свободно общались и шутили с девушками, между сокурсниками завязывались короткие любовные романы. Все студенты ходили в джинсах, джемперах с рубашкой или другой модной одежде, а Женя по требованию матери носил дешевый костюм массового пошива с рубашкой и галстуком, и девушки над ним посмеивались.

После занятий сокурсники разбегались развлекаться, а Женя ехал домой заниматься. Мать внушала ему, что ему ещё рано интересоваться девушками, а вдруг его подруга забеременеет, и ему придется жениться. Женя, будучи девственником, смущался даже от слова «забеременеет». Мать твердила, что он сначала должен закончить институт, овладеть профессией, защитить диссертацию и лишь потом думать о девушках и о женитьбе. Она опять приводила в пример его отца, который женился только в 38 лет, будучи доцентом кафедры.

Женя закончил институт с отличием, поступил в аспирантуру, затем защитил кандидатскую диссертацию. Несмотря на то, что он во всем следовал указаниям матери, она постоянно была им недовольна. Она заставлял его каждый вечер пересказывать, как прошел его рабочий день, что он сделал, и ей всегда казалось, что он сделал слишком мало. То он не так кому-то ответил, то был недостаточно принципиален и не смог отстоять свою точку зрения.

Мать постоянно упрекала его, что он не занимается общественной работой, но тут даже послушный Женя не мог себя перебороть. Он совершенно не умел общаться с людьми, с коллегами разговаривал только на профессиональные темы, и какие-либо иные контакты его просто пугали.

В 29 лет он влюбился. Его избранницей была аспирантка, которая только что закончила институт. Это была веселая разбитная девица с немалым сексуальным опытом, которая первым делом стала любовницей своего научного руководителя. Все на кафедре об этом знали, а Женя тихо страдал.

Она быстро поняла, что к чему и стала нещадно эксплуатировать Женю. Он собирал для неё научный материал по теме её диссертации, сидел в библиотеке, пока она развлекалась, писал за неё статьи и отчеты. Но он был счастлив тем, что она его не прогоняла и позволяла быть рядом.

Когда её роман с научным руководителем закончился большим скандалом, ей пришлось уйти с кафедры. Она устроилась на работу в юридическую консультацию с помощью одного из бывших любовников. В профессиональном отношении она ничего из себя не представляла, и часто прибегала к помощи своего верного поклонника. Женя продолжал с ней встречаться, помогал по работе, носил её сумку, провожал на вечеринки, на которые она ходила без него.

Так продолжалось четыре года. Ни разу он не сделал попытки как-то изменить их отношения. Он просто не знал, как это сделать. А ей он был нужен лишь в качестве вечного поклонника. Она сама рассказывала ему, как в компаниях хвасталась, что у неё есть такой «верный рыцарь».

Как-то после разрыва с очередным любовником она заявила Жене, что годы идут, и ей пора устраивать свою жизнь, все мужчины вокруг подлецы, а Женя человек благородный, и она согласна выйти за него замуж. Однако Женя никогда не делал ей предложения и растерялся, не зная, что ответить. Он по-прежнему был влюблен, но прекрасно понимал, что семейная жизнь предполагает интимные отношения.

О половой жизни Женя имел весьма смутное представление, так как в подростковом возрасте ни с кем из ребят не общался и не мог почерпнуть нужной информации, в более старшем возрасте ему тоже некого было спросить, а мать тем более с ним об этом не заговаривала. Он очень боялся предстоящих интимных отношений.

В связи с этим обратился за консультацией.

 

Клинический пример

Сергей К. 23 года. Студент. Женат. Детей нет.

Родители в разводе. Мать — уверенная в себе, решительная, сильная женщина. Говорит, что отец Сергея был «размазней» и «слабаком», и по этой причине они не ужились вместе. В первые годы после развода отец навещал сына, но мать возражала и каждый раз скандалила с отцом, требуя. чтобы он оставил ребенка в покое и не травмировал его психику своими визитами. Отца Сергей любит, а когда тот переехал в другой город, очень скучал по нему, потом привык.

Характером Сергей в отца — нерешительный, неуверенный в себе, во всем сомневается. Перед принятием любого, даже пустякового решения, не спит всю ночь, взвешивает все «за» и «против», правильно ли он поступает. Решение всегда дается ему очень трудно. Всегда испытывает облегчение, если кто-то берет на себя активную роль и решает все за него.

В детстве таким человеком была его мать. Она обожала сына и всячески оберегала его от всех невзгод. «Мальчик такой ранимый, такой чувствительный, такой нежный», — говорила она и учителям, и знакомым. То, что раздражало её в бывшем муже, она культивировала в сыне.

К матери Сергей очень привязан. Она для него самый близкий человек. Считает её умнейшей женщиной, сильной и мудрой. На работе и среди знакомых его мать пользуется большим авторитетом, и для Сергея её мнение — закон. Даже будучи взрослым человеком, как говорится, шагу без неё ступить не может, по каждому пустяку с ней советуется. Мать этому очень рада, считает, что у них с сыном идеальные отношения. В её понимании это нормально — она все решает, а взрослый сын делает все, как мать ему советует.

В детстве болел редко, тем не менее, мать считала его очень «слабеньким», хотя никакими заболеваниями не страдает. Сергей астенического телосложения, высокий, сутулый нескладный, мускулатура совершенно не развита.

Когда в 1-ом классе Сергей пришел из школы весь в слезах, что ребята его дразнили на уроке физкультуры за неловкость и выставили его из круга, где все дети играли в мяч, мать договорилась с участковым педиатром, и мальчика от физкультуры освободили. В справке врач написала, что у него порок сердца, хотя на самом деле никакого порока у Сергея не было.

До окончания школы уроки физкультуры не посещал. Не умеет ни плавать, ни бегать, ни играть в футбол и другие спортивные игры.

Даже когда они ездили с матерью отдыхать на море, она не позволяла ему купаться, и Сергей, даже будучи подростком, плескался в «лягушатнике» с малышней. Бегать на улице с мячом мат ему тоже не разрешала — а вдруг ребята попадут ему мячом в лицо или в голову!

«Быстро не бегай, а то упадешь», «Смотри под ноги, а то споткнешься», «Не поцарапайся!» — постоянно наставляла она сына. Малейшая царапина, синяк, ушиб превращались в настоящую трагедию. Сергей боялся даже незначительной боли, и над каждой ссадиной сына мать хлопотала так, как будто это была глубокая рана.

Девочек Сергей стеснялся, а они его дразнили и называли «красной девицей». Он действительно немного женоподобен, слишком нежный и чувствительный.

В 8-ом классе был влюблен в свою соседку по парте, но так и не решился ей об этом сказать. Рассказал о своей любви лишь матери. Она переживала за сына так, как будто это была тяжелая драма, а не подростковая влюбленность. Утешала Сергея, специально сходила посмотреть на эту девочку, а потом раскритиковала её в пух и прах — и нос у неё большой, и одета безвкусно, и прическа «дурацкая», и держаться не умеет, — в общем, совершенно недостойна любви её обожаемого сына.

После окончания школы Сергей поступил в институт. На третьем курсе влюбился в девушку из параллельной группы, но не решался к ней подойти. Лишился сна, похудел, ничего не ел, под глазами залегли круги, стал рассеянным, задумчивым, успеваемость снизилась.

Мать встревожилась, стала расспрашивать сына, что с ним происходит, не заболел ли он. Сводила его к эндокринологу, невропатологу и терапевту. Никаких болезней у него не нашли.

Помня, как расправилась мать с его первой возлюбленной, Сергей долго не хотел ничего не рассказывать матери о своей влюбленности, крепился, страдал и мучился, но в конце концов не выдержал и во всем признался.

Мать разволновалась, что её мальчик так сильно страдает, а потом решила эту проблему по-своему — узнала в деканате адрес девушки и пошла к ней домой. Она рассказала, какой её сын замечательный, как он умеет любить и тонко чувствовать, но он такой чувствительный, что её отказ или равнодушие нанесет ему непоправимую душевную травму, а может быть даже убьет его, и попросила быть с ним поласковее и самой проявить инициативу. Мать Сергея была очень красноречива, а убеждать она умеет.

Девушка была очень заинтригована и польщена, что сумела внушить такую любовь юноше, и приняла во внимание советы его матери.

Уже на следующий день она сама подошла к Сергею после лекции и предложила погулять. Сергей был на седьмом небе от счастья, поскольку ничего не знал о визите матери и полагал, что девушка тоже в него влюбилась. Узнал он об этом только после свадьбы.

Они стали встречаться. Сергей держался робко, боялся даже прикоснуться к своей возлюбленной. Они гуляли по улицам или шли к нему домой, вместе занимались. Его избранница была девственницей, и её такие платонические отношения вполне устраивали. Сергея тоже, так как он не испытывал сексуального влечения к своей приятельнице. Она ему нравилась, он ей тоже. Со временем они отважились на невинные ласки — объятия и поцелуи, но «ничего лишнего».

Мать Сергея незаметно наблюдала за его избранницей и в конце концов пришла к мнению, что лучшей жены для Сергея не найти. Она была скромной, милой, хорошо воспитанной девушкой, а больше всего на свете мать Сергея боялась, что её мягкому, подчиняемому сыну попадется какая-нибудь вульгарная особа с большим сексуальным опытом, которая будет его терроризировать и превратит его жизнь в ад. А эта девушка ей понравилась.

Сергей встречался с невестой почти три года, когда мать сказала ему, что пора им пожениться — скоро они заканчивают институт, предстоит распределение, а если они поженятся, то их оставят в Москве. Конечно, Сергей, как всегда, послушался матери. Если бы она сама за него не решила, он ещё не скоро решился бы сам. А против воли матери он и подавно бы не женился.

После свадьбы молодожены жили вместе с матерью Сергея. Он очень переживал перед первой брачной ночью, боялся оказаться несостоятельным. Так и случилось. Неудача его так обескуражила, что он даже расплакался, а жена его утешала и говорила, что им и так хорошо, ей тоже очень страшно, и пусть все останется, как прежде.

Так продолжалось около месяца. В конце концов мать Сергея догадалась о проблемах сына. Как опытная женщина, она видела, что в отношениях супругов нет налета эротики и ни единого намека на сексуальную близость. Она сама привела сына ко мне на консультацию.

 

Клинический пример

Александр Ш. 26 лет. Образование высшее. Женат.

По характеру робкий, нерешительный, неуверенный в себе. С детства страдал «комплексом неполноценности».

Родители в разводе, жил вдвоем с матерью. Мать — жестокая, властная женщина, с раннего детства сурово наказывала сына за малейшую провинность — ставила в угол, где мальчик должен был часами стоять неподвижно, пока «не осознает» и не «исправится». Он обливался слезами, просил у матери прощения, обещал никогда так не делать, и только вдоволь насладившись унижением сына, она милостиво разрешала ему покинуть угол.

Отца Саши его мать ненавидела, даже не могла спокойно говорить о нем, обзывала при мальчике самыми оскорбительными словами. Самым большим оскорблением было то, что она находила в сыне черты отца. Сына называла «рохлей», «мямлей» и вместе с тем требовала от него беспрекословного подчинения и послушания.

Однажды она застала 7-летнего сына дома играющим с соседской девочкой. Дети переоделись в её одежду и играли «во взрослых». Саша был «муж», а девочка — «жена». Мать Саши раскричалась, отшлепала сына, заявив, что ему ещё рано думать о том, чтобы стать мужем и снова поставила его в угол.

После школы он должен был сразу же возвращаться домой, гулять во дворе мать ему запрещала, заявив, что он «наберется» от других детей «хамства» и «плебейских замашек». За малейшее опоздание она его наказывала.

В школе его прозвали «маменькиным сынком», так как он часто повторял: «Мне мама не разрешает». Никогда не принимал участия в субботниках, школьных вечерах или других мероприятиях. Боялся даже попросить разрешения у матери пойти на школьный вечер.

Мать постоянно твердила ему, что молодежь растет «распущенная», подростки пьют, «развратничают», «тюрьма по ним плачет», и ему ни к чему набираться у них «дурному», пусть лучше сидит дома и учит уроки, а не то он по своей слабохарактерности попадет в какую-нибудь неблаговидную историю. «Имей ввиду, я тебя выручать не стану!», — грозила она сыну.

Саша учился старательно, был прилежным, послушным, тихим, учителя его всегда хвалили. Выдающимися способностями не отличался, но из-за своей усидчивости все уроки всегда выполнял безукоризненно. Но от каких-либо общественных поручений всегда отказывался, боясь не справиться.

Мать всегда внушала сыну, что он «недотепа», у него «руки не из того места растут». Физически действительно рос слабым, с неразвитой мускулатурой. Хотя был выше многих сверстников, но был нескладным, сутулился, сверстники его дразнили. Самыми мучительными для него были уроки физкультуры. Он не умел ни бегать, ни прыгать, ни играть в спортивные игры.

Поллюции с 14 лет. Примерно с этого же возраста Саша стал мастурбировать. Однажды ночью мать заметила это (у них была однокомнатная квартира и сын спал в одной комнате с матерью). Она выволокла сына из постели и устроила ему «разнос», осыпая всевозможными оскорблениями. Долговязый подросток, который был на целую голову выше матери, в одних трусах и майке, дрожа стоял босиком перед матерью, а она несколько часов кричала до хрипоты, как будто он совершил немыслимое преступление.

После этого она пообещала привязывать его руки к спинке кровати, если Саша ещё хоть раз будет заниматься «этой мерзостью». Но когда матери не было дома, запирался в ванной (хотя дома был один) и мастурбировал.

В школьные годы Саша ни в кого не влюблялся. Девочек стеснялся, считал себя «уродом», боялся их насмешек. Даже когда к нему обращалась одна из одноклассниц, опускал голову, краснел, закусывал губу, молчал и терялся, не зная, как себя вести и что отвечать.

Закончив школу, Саша поступил в университет на физико-математический факультет. Девушек на курсе было мало. Ему нравилась одна из сокурсниц, но она не обращала на него внимания. Он даже боялся к ней подойти, на лекциях часто смотрел в её сторону, но она сидела далеко и ни разу на него не взглянула.

Закончил институт, стал работать. По-прежнему жил с матерью. У матери была гипертония, она часто лежала в больнице или ездила в санаторий, и только в её отсутствие он мог вздохнуть спокойно. Но даже когда её не было, в основном, сидел дома, так как друзей у него не было, пойти ему было некуда.

Когда Саше было 25 лет, к ним приехала погостить дочь приятельницы его матери. Она была на 3 года младше его, симпатичная, веселая и современная девушка. Он сразу влюбился. Но он не умел ухаживать за девушками, к тому же боялся, что мать скажет при возлюбленной какую-нибудь грубость в его адрес, поэтому старался не проявлять свои чувства.

Девушка относилась к Саше с симпатией, расспрашивала о его жизни, работе, попросила быть её гидом. С разрешения матери он стал показывать ей Москву, они ходили в музеи, где сам Саша никогда раньше не был.

Через две недели во время очередной прогулки неожиданно для самого себя он брякнул: «Выходите за меня замуж» и сам испугался своей смелости. Она рассмеялась, сказав, что они слишком мало знакомы, а потом согласилась. Он не знал, как сказать об этом матери, но его невеста сама сказала ей. К удивлению Саши, мать отнеслась к этому благосклонно. Они подали заявление в ЗАГС, и невеста уехала в свой город, чтобы сообщить новость родителям.

На свадьбу приехало много её родственников, в со стороны Саши была лишь его мать. Родители невесты сразу сказали, что молодым лучше жить отдельно, так как в однокомнатной квартире вместе с матерью жить ни к чему. Для начала они сняли для них квартиру и дали им денег на покупку квартиры.

В первую брачную ночь Саша чувствовал себя самым несчастным человеком на свете. Невеста ему очень нравилась, он считал, что любит её, ни к одной девушке он так не относился. Но он даже не умел целоваться, не имел понятия даже о самой примитивной технике полового акта и очень боялся, что у него ничего не получится.

У него действительно ничего не получилось. Эрекции почти не было, а когда невеста прикоснулась рукой к его половому члену, он вздрогнул и отпрянул. Она удивилась и спросила, в чем дело, разве она ему неприятно. Но он был в полной панике и даже не пытался объяснить случившееся. Она обиделась, отвернулась к стене и уснула. А он пролежал без сна всю ночь. Когда он думал о том, что она лежит рядом, видел её тело в прозрачной ночной рубашке, у него возникала эрекция, но он боялся к ней прикоснуться.

Утром они помирились. Но на следующую ночь все повторилось. Стоило жене к нему прикоснуться, как у него пропадала эрекция. Так они промучились около месяца, и он ни разу не смог совершить половой акт.

У жены был определенный сексуальный опыт и она предлагала Саше свою помощь, но он отскакивал от нее, как ошпаренный, и в конце концов она на него сильно обиделась и заявила, что ему нужно лечиться. Ей нужен нормальный муж и полноценные сексуальные отношения, она хочет иметь детей, и такая «половая» жизнь её совершенно не устраивает. Самой основной её претензией был упрек, почему он не предупредил её, что он «полный импотент». Саша боялся признаться ей, что и сам этого не знал, так как раньше не был близок с женщинами.

По настоянию жены пришли на консультацию вместе. Саша не был импотентом, и в дальнейшем их сексуальная жизнь нормализовалась. Но его мать постоянно вмешивалась в их жизнь, часто приходила к ним, придиралась к невестке. Брезгливо поджав губы, она жаловалась, что та «развела грязь» и демонстративно проводила пальцем по мебели, пытаясь обнаружить несуществующую пыль. После посещений матери Саша долго не мог успокоиться, у него вновь были проблемы с эрекцией, и он снова приходил на консультацию. Когда жена забеременела, он был «на седьмом небе» от счастья, что скоро станет отцом.

Во время очередного визита свекрови, когда та стала давать советы невестке, как себя вести, та в довольно резкой форме отпарировала, что не нуждается в её советах. Та пришла в негодование, но жена Саши была хоть и молода, но обладала сильным характером. Она заявила, что свекровь испортила жизнь своему сыну, но лично она больше терпеть её тиранизм не намерена и выставила свекровь, приказав ей больше никогда не переступать порог её дома.

После этого мать звонила Саше, злобно выговаривая ему за его «хамку» жену и упрекая его, что он не вступился за мать. Но Саша вдруг проявил прежде несвойственную ему строптивость и сказал, что его жена совершенно права, и сам он тоже не хочет, чтобы мать вмешивалась в их жизнь и попросил оставить их в покое. Она ещё несколько раз звонила, но услышав её голос, Саша или его жена вешали трубку.

Периодически у Саши бывали проблемы с эрекцией, но он уже не отказывался от стимуляции женой полового члена рукой, затем они оба освоили оральный секс, и в целом их сексуальная жизнь нормализовалась.

Некоторые их психастеников прибегают к алкоголю для коррекции своих личностных нарушений. У таких психопатов часто формируется алкоголизм.

 

back to top