Menu

Folker Braun

Фолькер Браун (р.1939)

Фолькер Браун (Volker Braun) (р.7 мая 1939, Дрезден) — немецкий писатель. Рано лишившись отца, работал в типографии, на шахте. В 1960-1964 гг. изучал философию в Лейпцигском университете. В 1965-1967 гг. по приглашению Е. Вайгель Ф. Браун писал пьесы для театра Берлинер ансамбль. После событий Пражской весны писатель стал более критично относиться к социалистическому строю и возможности его реформирования, за что немедленно оказался под наблюдением «Штази». С 1972 Ф. Браун работал в берлинском Немецком театре, а с 1979 — снова с Берлинер Ансамбль. В 1982 году Ф. Браун покидает союз писателей ГДР. После объединения Германии Ф. Браун выступал за особый путь ГДР, тщательно исследовал причины ее неудач, сотрудничал с В.- Ф. Хаугом — издателем западногерманского марксистского журнала «Дас аргумент».
Поэзию Ф. Брауна отличает острота постановки социальных проблем (сборники «Мой дерзкий вызов» (1965), «Преходящее» (1966), «Мы, а не они» (1970). Новая ступень философской и художественной зрелости его поэзии отразилась в сборнике «Против симметричного мира» (1974). Ф. Браун известен как драматург и прозаик, ставящий актуальные вопросы современности (повести «Беззаботная жизнь Каста», 1979; пьесы «Тинка» 1975; «Большой мир», 1979). Проблемам формирования личности посвящен социально-философский «Роман о Хинце и Кунце» (1985). Творчество Ф. Брауна созвучно тем новаторским социальным поискам, которые идут в современном обществе.
Ф. Браун неоднократно становился лауреатом различных литературных премий. В 2006 году он возглавил секцию литературы Берлинской академии исскуств.

 

Перевод Вячеслава Куприянова


ИМПЕРИЯ СМОТРИТ НА КАРТУ МИРА

(На карикатуру Цеентмайера)

Америка (Северная) велика
На ее бедре болтаются послушные страны
Великобритания Италия Испания
И кольт Израиля
За Калифорнией мерещится Япония

Другой континент
Гондвана
Включает Африку Латинскую Америку
Также Атнтарктику

Небольшая кучка стран на отшибе
В неприветливом климате
Франция Бельгия Германия Куба:
Цель следующей войны.

Государство Тайвань
Рядом островок Китая
Он может подняться из моря

И масляное пятно, рукой изгоя
Посаженное: Саудовская Аравия,
Иран, Ирак, дело такое!

Дальше, почти что выйдя из строя,
Прокисшая Россия
Куда инспекторы рвутся
Место для заготовки для бочек из Багдада
И чьи нервы напряжены до края
Из-за возрождения упомянутого Китая


ДЖАЗ

Это магия джаза:
Бас взламывает окаменелость оркестра.
Ударник вышвыривает бездарные звуки.
Рояль вспарывает труп покорности.
Саксофон взрывает оковы партитуры.
Трепещите, пальцы! – мы играем новую тему,
которой я одержим: быть лишь самим собой, –
я борюсь за это, сливаясь с мотивом и ритмом.
И вот из растерзанной гнили аккордов,
из тщедушного дерева нот пробивается громкая крона.
Сердцебиение банджо, грудной тембр саксофона –
Пробивается наша гармония в стройном порыве.
Каждый входит с единственным в общую тему.
Это музыка будущего: каждый – творец.
И ты вправе быть лишь собой, и я – это я,
И мы порываем с теми, кто затаивает себя,
Кто сер одинаково в гневе, в любви, в борьбе!

 

ОБРАЩЕНИЕ К БОЛЕЕ ЗРЕЛОЙ МОЛОДЕЖИ

Нет, нашей страсти деревья вне ваших конструкций.
Линейка и циркуль рисуют плакат, а не жизнь.
Развлечения наши слишком опасны и клёвы, чтобы
сериями их клепать.
Наше счастье тотально: его не расчислить.
В отношении нас осторожность напрасна: мы меры не знаем.

Ах, довольно в нас сомневаться: сомневайтесь в вымирающем!
Ах, дайте дереву ветви расправить, тогда оно молодо!
Не рисуйте себе устремления наши, сами стремитесь!
Не глушите нашу свободу: будьте свободны!
Хватить о нас говорить: говорите с нами!

 

ПРОЦЕСС ГАЛИЛЕЯ

Галилей, босые затекшие ноги
На горячем полу в церкви Святой Девы,
Где не так давно промолчал сожженный, он же

В этот ранний час в городе Риме
Выглядел так, словно Земля стояла
Недвижно, и только он единственный может
Сейчас ее сдвинуть одним своим словом и,
зная это,
Он был равен богу, огромный и уже ненужный.
И он ушел сутуло на свет улиц под грузом
Своего жирного тела, такой великий предатель,
Что слишком многие будут показывать на него
пальцем.

 

ПОСЛЕ РЕЗНИ ИЛЛЮЗИЙ

Гевара на кинопленке с отрубленными
Руками, «он больше не подрывает» так
Когда погребены идеи
Наружу выходят кости
Государственные похороны ИЗ СТРАХА ПЕРЕД
ВОСКРЕСЕНИЕМ
В крови голова и на продажу раны
ПОЙДИТЕ ОДНАЖДЫ ЗА СВОИМИ ФРАЗАМИ
ДО ПУНКТА ГДЕ ОНИ ДОЛЖНЫ
ВОПЛОТИТЬСЯ
Валерий Ходемчук, засыпанный
В саркофаге реактора, он может ждать
Как долго еще нас выдержит земля
И что мы будем называть свободой

 

 

back to top