Menu

Масаока СИКИ

Masaoka Shiki

Масаока Сики (1867 – 1902) – наиболее влиятельный поэт и теоретик поэзии, считается одним из четырех лучших поэтов хайку за всю историю жанра. Масаока начал писать стихи и прозу ещё в школьном возрасте и в 1883 г. отправился в Токио.

В 1889 г. он взял литературный псевдоним Сики, а год спустя поступил в Токийский императорский университет на отделение литературы. С 1892 г. он полностью посвятил себя сочинению хайку и начал писать теоретические статьи о традиционной поэзии («Виды хайку», «Труды о хайку в хронологической последовательности»). Также Масаока опубликовал «Беседы старца Дайсёоку о хайку», в которых высказал свои воззрения на судьбу старинного жанра в эпоху Мэйдзи, а также призвал возродить его на новой основе.

В 1893 г. он оставил университет и опубликовал своё знаменитое эссе, в котором критиковал идеализированный образ Мацуо Басё, созданный поколениями его учеников. В 1895 г. отправляется в Китай на японо-китайскую войну корреспондентом, а затем возвращается в Мацуяма.

Именно Сики ввел  термин  "хайку",  там  самым  "официально" отделив   искусство   одиночных  трехстиший  от  искусства  рэнги (последнее уже не было так популярно,  как во  времена  Басе).  В поэзии хайку  Сики  основал  новую  школу (считается,  что он просто возродил этот жанр,  который уже тоже  начал  приходить  в упадок).    Сики   провозгласил  принцип   "объективности"   как основополагающий:  образы для хайку следовало брать из реального жизненного опыта, а не из собственного воображения; фигура самого наблюдателя-поэта,  его суждения, лично придуманные эпитеты - все это по   возможности  удалялось  теперь  из  кадра.  Именно  Сики прославил Бусона как поэта,  противопоставив "более  объективного" Бусона-художника "субъективному"  Басе-монаху.  Почти  всю  жизнь Сики страдал от болезней,  и последние семь  лет он был прикован к постели.  Он  и  умер  довольно рано,  в 35 лет (от туберкулеза), однако оставил после себя новую школу хайку и новую школу  танка, что в общем не так мало...
 
Его имя и труды приобрели большое влияние в мире хайку. Под влиянием Масаока Сики стали появляться кружки хайку: в 1897 г. он основал влиятельный литературный журнал «Хототогису» (Кукушка), где печатались только стихи хайку. В 1899 г. Масаока публикует программное произведение «Поэт Бусон», а через год «Хототогису» выпускает книгу стихов «Новые хайку».
Будучи тяжело больным, и большую часть жизни проведя в постели, Масаока Сики обладал уникальной способностью слышать и видеть окружающий мир, не выходя за порог своего жилища. Больной, одинокий, без средств и поддержки, Масаока создавал шедевр за шедевром, рисовал, думал и писал. И его влияние на поэтический мир Японии огромно и ощущается до сих пор.


x x x


убил паука,
и так одиноко стало
в холоде ночи


x x x

горная деревня -
из-под сугробов доносится
журчанье воды


x x x

горы весной
глядят одна из-за другой
со всех сторон


x x x

груши в цвету...
а от дома после битвы
лишь руины


x x x

цветок ириса
почти завял -
весенние сумерки


x x x

летом на реке -
рядом мост, но мой конь
переходит вброд


x x x

чищу грушу -
капли сладкого сока
ползут по лезвию ножа


x x x

ты остаешься,
я ухожу - две разные
осени для нас

(пер. А.Андреева)

Хайку из книги «ОГОЛЕННЫЕ ДЕРЕВЬЯ В ЗИМНИХ ГОРАХ»


x x x

В эту ночь напоен
ароматом цветущих каштанов
приют мой в горах...


x x x

Сколько печали
в красоте этих каменных форм!
Светильник садовый...


x x x

Родные края!
Отовсюду, куда ни взгляну,
улыбаются горы...


x x x

Кружатся птицы,
вьется дым далеких костров
над лугом увядшим...


x x x

То не лотосы ли
цветут где-нибудь по соседству?
Полустанок безлюдный...


x x x

Дождь и день, и два...
Снова сумерек длжидаюсь
в хижине горной.


x x x

Сосной одинокой
этот образ мыслится мне —
осень в Нэгиси...


x x x

Уже давно ничего
в моей жизни не происходит.
Кончается осень.


x x x

У ограды цветок
в пору зимнего увяданья —
неужели роза?!


x x x

Зимний сумрачный день.
Одиноко летит над лугом
большая птица...


x x x

Зимний день потускнел.
За жнивьем вдалеке сгустился
сумрак вечерний...


x x x

Крик фазана вдали.
Облака вершиной раздвинув,
гора темнеет...


x x x

Восьмая луна.
Тихо плещут волны прибоя
под сенью вишен...


x x x

Словно глыбы земли,
там и сям темнеют домишки
в полях осенних...


x x x

Холод осенний.
Встав с постели, хожу и хожу
по коридору...


x x x

Солнце в пору дождей.
«Сегодня пела цикада», —
в дневнике отмечаю...


x x x

Повесил фонарь
на дерево подле дома.
Ночные цикады...


x x x

Не видно луны —
но на темных волнах серибрится
лунная дорожка...


x x x

Деревушка —
сплошь абрикосы да ива,
абрикосы да ива...


x x x

Что за зонтик ко мне
пожаловал с черного хода?
Ливень весенний...


x x x

На дворе снегопад,
но под вечер окрашены в пурпур
дальние горы...


Танка из книги «ПЕСНИ БАМБУКОВОГО СЕЛЕНЬЯ»


x x x

Вот передо мною
следы, что оставила кисть, —
стихи я читаю
и думаю, глядя на свиток:
«Хороши творения древних!»


x x x

Дождик прошел —
я соломенный зонт подставляю,
прикрывая пион.
Под зонтом слегка розовеют
лепестки цветка в полумраке...


x x x

В зеленой траве
на дальней окраине сада
под сенью сосны
бледно-желтые, чуть заметны,
притаились цветки сурепки...


Из цикла «СКВОЗЬ СТЕКЛЯННУЮ ДВЕРЬ»


x x x

В доме дверь застеклив,
все ждал я первого снега —
и настал этот день:
поутру проснувшись, любуюсь
белоснежным убранством сада...


x x x

Свет дневной наконец
проник к изголовью больного
сквозь стеклянную дверь.
На сосне молодой близ дома
воробьи беспокойно скачут...


x x x

Сквозь стеклянную дверь
с печального ложа болезни
вижу угол двора —
на шесте бельевом примостившись,
окликает меня ворона...


x x x

Облетели цветы
с ветки сливы, поставленной в вазу,
а на сливе в саду,
не раскрывшись, бутоны увяли
под холодным дыханьем ветра...


x x x

Железная клетка,
а в ней маленькое деревцо —
а чиж и доволен:
напевая, легко порхает
за решеткой с ветки на ветку.


x x x

Распустилась листва
на кусте пиона в горшочке,
но не время еще —
в этой зелени свежей и сочной
ни единого нет бутона...


x x x

Тонкий лист жестяной
на веранде смутно мерцает —
сквозь стеклянную дверь
я ловлю луны отраженье
в крыше маленькой птичьей клетки...


x x x

Я бумагой прикрыл
абажур ночника у ложа —
и сияет в ночи,
озаряя сад мой и рощу,
ясный, незамутненный месяц...


x x x

Вот кукушка поет.
Я голову приподнимаю,
сквозь стеклянную дверь
в сумрак сада смотрю безмолвно,
дивной лунной ночью любуясь...


x x x

Я подумал о том,
что надо бы сделать подпорки
для побегов вьюнка, —
но, может быть, поры осенней
мне уже не дано дождаться...


x x x

Не затем ли в саду
опадают милые сердцу
желтых роз лепестка,
чтоб явить еще раз воочью,
всю тщету и суетность мира?..


ВЕСНА

x x x

Протопал малыш
по зелени вешнего луга -
пятки мелькают...


x x x

Опустился нежданно
бумажный змей с высоты
в маленький дворик...


x x x

Короткая ночь.
Слышу - будто бы под подушкой
грохочет поезд...


x x x

Через забор
заглянул потихоньку - а там
мак опадает...


x x x

Красная слива -
облетевшие лепестки
собираю с циновки...

ЛЕТО

На ложе болезни

Четыре - ворона...
Пять - чирикают воробьи...
Светлеет летняя ночь...


x x x

Спит человек,
а светлячок летает
под москитной сеткой...


x x x

Уползает в нору
змея - как ярко над нею
ликорис алеет!..


x x x

Днем на глади пруда
мирно спят водяные птицы.
Какая тишь!


Во время болезни

Кресло подвину,
чтоб колени касались ее -
цветущей розы!..


x x x

Устали глаза
любоваться цветением розы -
больной, я выбрался в сад...


x x x

Рисую розу -
цветок рисовать легко,
а листья трудно...


x x x

Благоухают
розы в саду у меня -
заснуть не в силах...


x x x

Неожиданный гром -
от испуга и удивленья
поднялся с ложа...


x x x

Мой палисадник -
здесь впервые сегодня расцвел
цветок пиона...


x x x

Только два лепестка
опало - и как изменилась
форма пиона!..


x x x

Нарисован пион -
тушь и кисти так и остались
лежать на блюде...


x x x

Вот так, наверно,
яблоко съем - и умру
перед пионом...


x x x

Через поле иду.
Опустив мотыги, крестьяне
на меня глазеют...


x x x

Родные края.
Если б мама жила здесь нынче!
Моти в лотосовом листе...


x x x

Встрепенулся ночью -
с тихим шорохом наземь упал
цветок вьюнка...


x x x

У тропки вижу
землянику - и мимо спешу:
вечер уж близок.


ОСЕНЬ

x x x

Какая жалость!
Вот уж начали увядать
куклы из хризантем...


x x x

Глициний цветы.
Ведь совсем уж скоро начнутся
затяжные ливни...


x x x

Слышно, как пес
пришел и воду лакает.
Холод ночной...


x x x

Дыханье больного
так неровно в осенний день -
москитная сетка...


ЗИМА

x x x

На улице снег
сечет плащи из соломы -
путники идут...


x x x

Новый календарь.
Где-то в пятом месяце, знаю,
день моей смерти...


x x x

Купил и принес
новую зимнюю шапку -
да что-то в ней не то...

 

back to top