Menu

Konewa

Лариса Конева

 

3 OWL

и когда ты набродишься, в белых снегах безмолвья
нахватаешься истин неписанных, звёзд с небес
возвращайся пустым молчаливым и невесомым
возвращайся в летающий дом и поющий лес,

возвращайся туда, где не спросит никто о главном,
где промокший дракон, утром солнце лакает с крыш
где стекляшками лун и дождями полны карманы
тёплый плед, лёгкий бред, анекдоты «хочу в париж»…

здесь туман похищают и с пламенем пьют самбуку
здесь не помнят кто ты и не строят в потоп ковчег,
выворачивай жабры, дыши, оставайся блудным,
раздевайся до слов, до стихов, рви счета и чек

мы вмерзаем губами, телами, сочимся светом,
в тех кто был обнажён, обожжён, отражался в нас
оставайся безмолвным как сфинкс, отдавайся ветру
ничего нет ни до и не после
а лишь — сейчас

 

3 OWL

Молчать. Забыть слова и камнем лечь. На дно. Чтоб даже рыбы не споткнулись.
Нарисовать пейзаж. А утром сжечь. И заблудиться в лабиринте улиц.

В нейтральных водах-быть себе чужим. Подводной лодкой плыть в песчаных дюнах.
Построить город. И разрушить Рим… Стать пеплом иероглифа, на рунах.

И между небом и землёй скользя, в безумие своих противоречий.
Найти в том хаосе безмолвного себя и обрести, потерянный дар речи.

Кричать и плакать, весело рычать, как зверь, отгрызший лапу из капкана.
И заново пейзаж нарисовать. Дом. Окна в сад. Солярис океана…

 

3 OWL

это закончится сразу и быстро.
будто в вас кто-то выключил свет.
будто вам кто-то выписал визу,
а адресата как бы и нет.

нет городов, и разрушена почта,
а на таможне — дрыхнут бичи.
я так хотел бы встретится ночью.
с тем кто так долго, мутно молчит.

я так хотел бы, чтобы все камни,
те что за пазухой. выбросить вон.
я так хотел бы. нерасставаний,
слышать любимой голоса звон.
 
Только сегодня — роют окопы,
только не птица. пуля летит.
времени нет у времени года,
только немного слева болит.

просто немного. солнца немного,
в этой холодной, ржавой воде
просто молчится - это надолго,
просто слова. оказались не т. е.

ты напиши мне. если захочешь,
не расставляя. точки над I
я расскажу тебе, там между строчек,
как загорается — солнце внутри.

как я сегодня. выжил случайно,
как мне без боя сдался рассвет,
где над волною стелятся чайки,
те что не помнят, сколько мне лет.

Та что пишет ветрами стихи на снегу,
появляется чиркнув кометою zippo
за таких как она, Трою с ходу сдают
она не. вероятна, но так очевидна.

Над её головою дыханье небес,
и сиянье полярное северных сказок
а в крови пряных специй восточная смесь
и безумье ночей нерастраченных красок.

она любит покрепче и погорячей
она любит по Цельсию, по Фаренгейту
она любит любя-оставаться ничьей,
исчезая в астрале без ссылки на Фрейда.

Я её бы как противоядье вдыхал
как надёжное средство от скуки и смерти
даже если б затмение вышло в финал
я бы бросил ей сердце разбитое в блендер.

Я бы бросил к ногам её суку-луну
стал бы небом в алмазах якутских в постели
только та, что писала стихи на снегу
не со мной засыпает на шкурах оленьих.

Эта девочка с севера-вынос мозгов
я курю её строчки-как марихуану
говорят она больше не пишет стихов
говорят её видели ночью с шаманом.

 

3 OWL

мы говорили не от том. и дождь как будто бы в насмешку
моих стихов оксюморон, сшивал постскриптупом надежды…
что уцелеем до утра и сплюнем вязкий воздух мести
и будет лучше чем вчера и солнца дождь-не занавесит.
что я проснусь и рук кольцо, не разомкнёт беды дыханье
и слов разбитое стекло, нам больше горло не поранит
и ты расскажешь мне кино, одно из тех, с концом счастливым
а я допью войны вино и допишу свою картину.
но вечер краски отменял и пылью пудрил мне палитру
а дождь на окнах умирал, стирая каплями молитвы
и наш красивый тёплый дом, светился платиною крыши
мы говорили не о том.
но бог уже нас не услышал.

 

3 OWL

Чай зелёный с жасмином не так уж хорош
как казалось недавно всего лишь вчера
но боюсь мне уже всё равно что ты пьёшь
на уютной веранде в своих вечерах

я смотрю и не вижу не слышу тебя
словно слеп от рождения глухонемой
я не чувствую холода или тепла
мне неважно что будет не с нами весной

Я не наркозависим от слова от рук
некасания пальцев твоих у виска
что могли бы наверное вычесть из двух
одного не теряя при этом лица

и не дрогнув ни разу нажать на курок
или просто на клавишу «выкл» и stop
c'est la vie и je t'aime ахинея дружок
если ставят диагноз — «всемирный потоп»

запирайся срывайся и выбрось ключи
они вряд ли тебе пригодятся опять
и сожги все свои дневника — палачи
когда будешь искать элемент 5

Он потерян и найден и снова убит
очень нежно контрольным с улыбкою в лоб
курит нервно в сторонке "турецкий гамбит"
бонус нашей любви
независимость
от…

 

3 OWL

Я отменю все правила, если хочешь:
прямую речь, глаголы и падежи.
чернила были алыми. Рваным — почерк.
А дальше начинаются виражи.

Построил Джекил замок, потом разрушил.
Ушла за солью Салли и вышла вся,
Играют гаммы гномы и лечат уши,
а нотный ряд просыпал и соль, и ля…

И все оттенки серого — так безгласны,
что кажутся бесстрастными, как Вай-Ши,
Проливы бредят Берингом, слабый — властью,
коробка ненавидит — карандаши…

И всё бы это было, возможно мило,
отели на Мальдивах и жизнь с нуля,
полощут гейши горло холодным пивом
и алфавит теряет от А до Я…

Бери от мира краски, бери все краски,
раскрашивай ашрамы и гаражи.
Париж скучней чем Лондон, грязней Аляски.
Ищи себя маэстро,
Ищи…

 

3 OWL

ни страстеймордастей, ни шкур овечьих,
ни волка, что смотрит на лес тоскливо,
отныне молчу я на всех наречьях,
отныне летят самолёты мимо.

в дрова бы напиться, послать бы к чёрту,
со всех ожиданий сорвать стоп-краны,
гроза перекрасила небо в чёрный,
а Зевс безусловно сегодня пьяный.

синоптик опять обкурился травкой,
забил на погоду, забыл про сводки,
а помнишь, какой у дождя вкус сладкий,
особенно если вдвоём промокнуть?

и я как и прежде беспечна, словно
зима не кромсала мне нервы в клочья,
как будто искала для стужи повод,
чтоб с нею расправиться той же ночью.

а я так хотела, распятой настежь,
тебя не касаясь ветрами гладить
и помнить как по утрам ты пахнешь
рекою горячей со вкусом CHIANTI

 

3 OWL

Почему-то в горле не тает снег,
и глаза твои отражают лёд,
И гора не ближе, и Магомет
никуда давно уже не идёт.

Расскажи про север мне, расскажи,
удиви меня, чем он так хорош?
Там, где лето тает как миражи,
9 долгих месяцев в сердце нож.

Твой шаман с похмелья несёт пургу,
выбивая бубну последний дух,
Но олени в тундру, а зверь в тайгу,
а по ветру носится прах и пух.

Не болит у дятла здесь голова
и заполонило всё сон травой.
В летаргию впала ведун-вода,
расскажи про север, а лучше — спой.

У тебя в запасе всего лишь жизнь,
солнце будет девочка, а пока…
расскажи — как выжила без него,
напиши стихи мне на облаках…


ничего особенного

Всё было ясно, словно белый день…
…бледнели лица, в зеркале прихожей
Заламывала руки чья то тень,
И в спину ветром ныло — боже… боже.

В углу перчатки, сломанная трость
И шляпа с чёрной лентою из крепа,
Как странно видеть — наши тени — врозь,
На зАнавесе сползшего рассвета.

Шипел иглой заезженный мотив,
И патефон сверкал змеёю ручки,
О! как безумно, дьявольски красив,
Был тот, кто так тебя собою мучил.

Он говорил бесцветные слова,
Что шелестели будто лист осенний,
И отводил печальные глаза,
А на стене лишь тени. только тени…

Тебе б припасть и вымолить ещё,
Хотя бы день, такой же как и прежде,
Но ровно в полночь — обнулился счёт
Для тех, кто был с тобой смертельно-нежен.

А на губах — растаяла зима.
«Шато Марго», алела пьяной вишней,
И этой ночью полная луна,
Увы, не стала больше третьей лишней.

По числу апостолов у Христа,
я молчу на двенадцати языках,
но когда наступила моя весна,
я не знала кого мне снимать с креста.
Я не знала была ли когда ещё,
в прошлой жизни забытой такая тишь,
будто долго кричали, сводили счёт,
а потом все оглохли,
устали жить.
И теперь группа крови на рукаве,
прожигает стигматом штрих-кода сквозь,
я хотела б остаться, но не в траве,
где с тобою однажды проснёмся врозь.
Я хотела б взглянуть в амбразуру глаз,
но под маской железною-нет лица,
и когда наступила моя весна.
я не знала кого мне
снимать с креста.
По числу апостолов у Христа
я молчу на двенадцати языках
и хотя под маскою нет лица,
я ещё взгляну в амбразуру глаз.

 

3 OWL

не смотри на неё луноликую. не смотри.
как в постели её тонут викинги. корабли.
как смеётся целует в бокал добавляет лёд
как танцуя в рубашке смирительной — небо рвёт

у неё после лета похмелье — осенний сплин.
она блюз. она джаз. она крепкий без соды джин
если хочешь узнать. как зовут. не читай имён.
ни на каменных фресках. ни в ликах святых икон

Верь не верь, а сентябрь до золы прогорел.остыл.
А она согревая собою. всё жгла мосты.
ветер северный в спину швырял ей то дождь то снег
Город спал и не знал, что с утра он почти ослеп.

Не смотри на неё солнцеликую. не смотри.
там по небу дрейфуют в оранжевом -корабли
и смеётся поёт та, что в яд добавляет мёд
и танцуя рубашку последнюю с тела рвёт

 

говорить глупости

целовать женщину говорить глупости
по утрам нежиться не будить сонную
из рябин красными баловать бусами
ворожа звёздами на луну полную

рисовать пальцами на окне смайлики
посылать почтою чабреца веточку
надевай в снежные вечера валенки
напиши нежное на листах в клеточку

расскажи милая сны свои вещие
разгадай линии что сама вышила
забывай прошлое вспоминай вечное
пей вино лёгкое из садов вишенных

 

3 OWL

она умеет летать во сне, писать стихи и гулять по крышам
а я был старше её на век, а может быть и на сотню жизней
она похожа на эльфа и… на принца маленького без шпаги
она живёт каждый год за три и сердце кутает в мягкий шарфик
её хотелось спасать от змей, коварных троллей мышей и кошек
и на руках уносить в постель и слушать soul под тонкой кожей
а по утрам приносить туман, клубнику в сливках и чай с вареньем
сходить от нежности с ней с ума и разводить как мосты колени.
а после пить у костра вино и жарить лунную пиццу в гриле
курить, молчать, целовать висок и в небе облаком плыть ванильным

она умеет летать во сне и детским почерком пишет письма
а я был старше её на снег, и в прошлой жизни был мудрым лисом

 

3 OWL

У неё полнолуния шрамы и волнующий голос крОви,
она делится с ночью жаром, а потом ничего не помнит…
как под спинами снег горячий закипает морскою пеной,
как стеклянное небо плачет, а душа выгорает в пепел…
Где зима притворялась летом и эльфийские сказки леса
разносила метель по свету, волчий вой обращая в песню,
а друиды варили зелье и орехи мешали с мёдом,
и будили волынкой кельты утихающий голос крови,
и уже ничего не значит тайный код на её ладонях…
она пьёт шоколад горячий
и не помнит меня…
не помнит…

 

3 OWL

Всё очень просто darling, всё очень просто,
вот голубое небо — смотри и пей,
каждый берёт в дорогу свой личный космос,
каждый терял ключи от чужих дверей,

Каждый второй и первый был не. любимым,
кто из нас бросил камень. в кого. зачем?
жизнь лишь мгновение, каждое неповторимо
стены не строй, лучше выйди из этих стен.

Вот облака из детства — сахарной ватой
вот лимонад из солнца, проснись и пей,
хочешь сестрой я стану тебе. иль братом,
хочешь, луну достану со дна морей,

Всё очень просто darling, всё очень просто,
выйди из тела утром-живи, гори,
видишь в саду распускается солнца — лотос,
точно такой же…
как у тебя — внутри…

 

сделай это

не корми своего ненасытного тамагочи
здесь уже никто не живёт
никого не хочет
здесь одиночная камера пыток тел без теней
место для реставрации и анимации
не людей
где на стене плача рисунок детский засвечен
палка палка огуречик когда-то был человечек
а теперь ни запятой не осталось ни точки
только глупый мем
раскрученный тамагочи
который запрограммирован на то что помнит
о том кто приходит за ним с попкорном
и по роллексу сверяет солнечные часы
катает на чёртовом колесе цитирует Лао Дзы
а ты как придурок и рад
25 встроенный порнокадр
забыл как это бывает?

сначала на пиксели вычислят разберут
а потом повздыхают (не хватает) и придут
явятся как ни в чём не бывало
в облаке Kenzo дза парфюма сандала
со всеми своими морями феррари салями
видимо недолюбили (недоубили недоиграли)
смотритель смотрит на них люциферно
тут говорит всё по полочкам ровно инферно
это вам нужно к доктору Хаусу ибн Хусейну
там где ныряют плавают без воды в бассейне
а здесь только ангелы по вызову деепричастий
да мальчики для бритья головы на счастье

остальных по удо выпускать отсюда нет смысла
потому как опасные хроники рецидивисты
и он точно знает что геймер не стоит свеч
и что всё шоколадно до первого разворота плеч
до рыка звериного и яростного оскала
следи за руками
следи за следящим малый

он курит какую то дурь
выбирает лучшее
выдыхает венеру сатурн кольца скручивает
отпускает дежурных своих палачей стукачей
он мастер кратчайшего выхода из времени "че"
и поэтому когда гештальт хирургия закончится
и ты выпадешь звеном из пищевой цепочки
на жизнь заточенный

сделай это
себя полюби раскуроченного
уходи не корми собой тамагочи
ды-ши светом


выживут только те...

лето проходит  мимо и стелет мягко
кожу змеиную вывернув наизнанку
не обернись на взрыв холостой петарды
не рассыпай для рыб  жемчуга на завтрак

мне говорили
лета не будет
дудки
им говорящим лучше б заткнуться сразу
дождь раздевает дерзко срывает звуки
звёзды цветут июльским протуберанцем

и не понять синоптикам светом нищим
тем кто вчера продулся до нитки в покер
что мой голландец в небе морей не ищет
а точка кипения Джи -солнцеликий Джокер

лето зависло в прыжке затяжном летальном
мы в позе лотоса ооомм замираем зверем
наш Карфаген разрушен до слов-цунами
выживут только те кто в него поверил


моя прекрасная Леди жАнна

моя прекрасная леди жАнна
выпадает из спецэффектов сценариев мифов жанров
её столько раз перекраивали тупо кроили скрижали
что места для пробы на прочность пера не оставили
инквизиторы пили чернила писали кровью доносы
тайно на офф ставили видео как умирает солнце
а потом и те врать устали о том
как зАмок привык к привиденьям а замок к ключам
о том с кем спала непорочная жАнна на чьих плечах
эйй ты...
читающий растрельные списки тобою преданных
ищущий мерзкое там где святое светится дерзкое
нет места тебе здесь отныне нет места
слышишь?
черту преступившый в живых для неё не значится
небом не дышит на нолик без крестика стачивается
сними повязку фемидную иди и смотри
как ей сейчас по царски хохочется плачется
даже под сталью сверкающей лунно доспехов рыцарских
сердце как светлячок изумрудный жжётся искрами
и мне совершенно неважно из каких руин пустынь и Руана
пришла моя прекрасная леди отважная жАнна
какое мне дело до тех пикемонов и пикачу
нет им теперь ни имён ни времён show must go on
я их не знаю и знать не хочу
потому и молчу
о том что моя прекрасная леди жАнна
любит балет в постановке Мориса Бежара
фисташковый пломбир и немножко presto
и мне с ней представь на вулкане
не тесно
поскольку она а не мыльный париж
стоит мессы

 

диа.. ложное

Ты говоришь:
– Луна.
Я отвечаю:
– Свет.
Сетуешь, что одна...
Я уточняю:
– Крест.
Крестишься по утрам,
а по ночам грешишь –
беженкой со двора...
брошенкой...
(не смеши)

Ты говоришь:
– Июль.
Я отвечаю:
– Дождь.
Раньше, чем к сентябрю
песнями отцветёшь:
ярче, чем звездопад...
слаще, чем вкус вина...
степь под тобой и над –
пей,
не спеши,
до дна.

Бог – не судья – палач:
голову с плеч долой.
По волосам не плачь –
пахнет гроза тобой...

Где твой близнец-сиам? –
Не различить с трёх раз.
Дерево – по плодам...
Яблочный скоро спас...

Если кажусь – крестись.
Ветер в лицо – золой...
Если вернусь
(прости)
только чужим –
к чужой.

 

чеширное

у истории нет сослагательных наклонений
избранных париев гоев и параллельных
и в какой бы комбинации не были карты и дамы пик
всё случилось раньше чем сочинился ты и возник
а тебе всё кажется не сказано главное вечное
это на раз легко лечится
когда нибудь напишешь свою диссертацию
с безупречно правильной пунктуацией
получишь нобеля язву яхту степень безумья сизифа
или личный коврик коробку и место наверх у лифта
кстати там отлично мурлычется с бездомным  котом
его лыба так зубасто чеширно светится над фонарём
что тебе уже будет пофигу в клеточку и в горошек
для кого ты был одноклеточным а для кого хорошим
граффити на стенах парадной откровенно похабны
но до жути честны и наглядны
а на фоне сказочек облаков зефирных на палочке
странно выигрывают смысловым примитивным стёбом
и  ты понимаешь  что нет постового и дяди Стёпы
и просыпаешься завтра весь в белом  солнечном Рио
пьёшь кампари со льдом апельсиновым под рио риту
упиваешься  океанским  ветром на  берегу
и тебе всё равно где ты
и ху из ху


реплика

не очень то мне и надо смотреть ему вслед грустить
пустые слова отрадны от радости от.вести
слова ничего не помнят когда ты и сам забыт
на верхней плацкартной полке от глаза дурного скрыт
качается ночь как в люльке за окнами степь да степь
закончился сон июльский
и август стучится
в дверь


RA

от тебя даже море сойдёт с ума
и теченье реки в моих венах вспять
а на коже молочной дрожит луна
как причина сознанье с тобой терять

как желание пить твоей мирры сок
задыхаясь от жажды в тебя входить
утомлённую солнцем вжигать в песок
понимая что ближе не может быть

понимая что дважды нельзя нельзя
оставаться всё той же рекой в крови
в отраженье зеркальном узнать себя
если хочешь
в ладонях моих-плыви

если хочешь
я буду почти ручной
и в поющих песках твоим богом Rа
или просто  прохладной у ног волной

от тебя даже море
сошло с ума....


жара

не говори этого слова не говори
воздух становится раскалённым
горит внутри
что знаешь о пламени огнеопасная ?
когда начинается каждый выдох
с пылающей гласной
когда кричишь как рыба
песок вдыхая
глотая зелье
вот так и огонь во мне замирает
немеет

я знаю девочка эта
жара жара
моё аномальное лето
с огнём игра

я читал её по знакам слогам
по глупым приметам
бросал в фонтаны забвений монеты
открывал её влажный космос губами
языком пальцами танцами снами
скользил градом
по шее ключицам
стирая чужих поцелуев страницы
и меееедленно
медленно
падал
топлёным айсбергом
в жажду кратера
где в зоне озоновой штилей приливов
с берега море сползало лениво
шепотом шшшш лимонадным
и становился воздух меж нами
шелковым
и прохладным


трафик

почему самолёт твой взлетел
а ты
не осталась
почему закрывала глаза
когда
целовала
почему в лабиринте детском
затылок бритый
от него пахнет ветром Невским
и тянет в Питер
в Дюссельдорфе по прежнему пресно
в Сан Ремо скучно
расскажи  сомелье без акцента
чей трафик  лучше
напиши  письмо в облака
Питер Пэну
почему улетаю в Непал
а ты
 
снова
в Вену


соло для Эми

почему иногда вместо лырики так хочется материться и тупо нажраться палева?
 
потому что после того как нажрёшься палева
самое страшное что грозит это дикое похмелье
и вот тогда организм тебе говорит... ну что нажрался? а я предупреждал
а ты ему такая... да пошёл ты... делай что хочешь
только в обмен на забыть вычеркнуть выскоблить эти слова лыричские что лезут
а я их не пускаю
ну... отвечает организм... на парочку дней я те это железно гарантирую
а про оставшуюся жизнь не знаю...

но кто гарантирует, что алкоголь притупляет это состояние обезсолнцевости?
Иногда так обостряет, что думаешь — лучше уж сдохнуть от физических страданий,
чем от душевных...
а иногда просто включается режим "офф", при котором ничего не чувствуется...
хоть сколько ты этого палева употреби - безрезультатно —
ноль, вакуум... абсолютный...

и сказано было — не убий... а мы убиваем
а то что мы убиваем — убивает нас
и бесполезно тут вспоминать ницше объевшегося пирожками
и неделю не радовшего себя по причине невозможной возможности
потому как попутал дедуля все рамсы от задумчивости
а когда вода стоячая а хрен нет то пахнет всё это хренью вселенской
и вся мудрость мировая фанерой над парижем пролетает
а настоящие стихи пишут чаще кровью в сортире
а не трахают клавиши затариваясь литрами кофе

и сказано было... бог есть любовь
и если мы её убиваем то и она нас убивает
поскольку созданы мы по образу и подобию
а сколько при этом кто выпил никто не знает

и сказано было не говорите
если это не меняет пространство к лучшему

но кто знает что такое лучшее не познав худшего а если даже и познал
как ты можешь судить о том что было лучшим или худшим?

ибо если ты с похмелья думаешь только о расссоле холодном
а не о том кто тебе все внутренности выжрал выплюнул
и тебе же скормил-то уже хорошо даже если плохо
потому как с тем в тебе живущем бывало так невыносимо
что хотелось выдернуть чеку и проглотить гранату,
чтоб кончить

Но ведь и хоршо же с ним, в тебе живущим, было? Так невыносимо хорошо, что хотелось сдохнуть, мозгами понимая, что нет смысла дальше... потому что не будет дальше лучше, потому что лучше быть уже не может...
С этим что делать?

странные откровения Без откровений. Недооткровения какие то

знаешь, когда я перестану отражаться в зеркалах
и мне уже будет пофигу что написано в торе
и прочтёт ли раввин псалом в синагоге
и продлиться ли шива семь положенных дней
и бросят ли камни в то что когда то любило тебя больше жизни
а стало просто фаршем а потом пеплом
прочти
Эль мале Рахамим

потому что лучше быть уже не может


Amy Winehouse - Back To Black
https://www.youtube.com/watch?v=TJAfLE39ZZ8

 

и сказал он...

и сказал он что это...
но слов подобрать не смог
ибо рассыпались они как мелкий речной жемчуг
и не нанизывались на нитку поскольку не было нитки
и не было отверстий в жемчуге и был он неровным
и похож на выпавшие слёзы тумана в ладонях листьев
и только сонная река знала что слова ничего не значат
а тишина ничего не таит кроме тишины а эхо звучит лишь ранним утром
а о том что на душе остаются рубцы — она не ведала ибо у воды другая программа
но выходя из неё мы не становимся людьми потому что не помним себя...


Flam - Monsoon HQ
https://www.youtube.com/watch?v=lzwPw8vBcMc

 

доза

Расскажи, я не знаю — чем пахнет твоя луна?
Укради парфюмером забытый навек секрет,
как всегда ровно в полночь — схожу я под ней — с ума,
добровольно сдавая позиции — тет а тет...
Я вдыхаю её облака — нежно, снизу-вверх,
У меня с хладнокровной, роман — в режиме нон стоп,
Три в одном во флаконе — опять дежавю,четверг,
шоколадная доза и к чёрту из звёзд сироп.
Мне не терпится, боже мой, снова(зачем?) — терплю,
правду в качестве бреда ночного(кому?) — сказать,
из волны этой вынырнуть, выдохнуть — Да. люблю.
А потом тишиной застрелиться и замолчать.

Как всегда на балконе промёрзла-курю одна,
и собака моя уже видит — десятый сон,

Я не помню, не знаю, чем пахнет — твоя луна,
а моя — крепким снегом,
без сахара
с коньяком...


выход из..

седьмой этаж окно во двор
а во дворе летят качели
но кто то солнце с неба стёр
эскиз смывая акварельный
и начал жить с нуля (зачем?)
искать тринадцатую фею
и выходить из этих стен
в окно когда закрыты двери
держать за пазухой дожди
делиться множиться на капли
держи её сильней держи
ту неумеющую падать


день белого журавля

В.

если я завтра умру... разбудите меня...
если нет осени рыжей... зачем мне зима?
время синицы и белого час журавля...
что до него тебе, если в руке пустота..?

если не снится как прежде что падаю вверх...
если держаться за воздух нет больше причин.
где эта рыжая бестия... где этот  смех...
тот что вчера ещё эхом над берегом плыл?

из вопросительных знаков не сшить паруса
из восклицательных кажется небо синей...
рыжая рыжая осень и скрипка лиса...
речка туман и купание красных коней

если я завтра засну... не будите меня...
пусть как и прежде приснится оранжевый свет...
а за окошком синица и день журавля...
белого белого словно невыпавший снег

 

когда ты тих

когда твой тихий океан так тих что скалы говорливей
когда б не острова туман что так заманчив для сирен
я б рассказал тебе о той что бродит лунными ночами
чужих теней не замечая в жемчужном ветре перемен

и в каждой капле бытия её нехитрого богатства
калейдоскоп фантомных красок от предвкушения дрожат
и отражается тот свет в котором звук подобен слову
и месяц выгнутой струною изящней грифа скрипача

я б рассказал тебе о той чьи крылья воском не оплыли
чей голос выверен пустыней а губы жаждою горчат
где каждый сон крыло к крылу в аквамариновом соблазне
неприкасаемая каста кружит теряя по перу

я б рассказал тебе о той мне неизвестной форме жизни
что прорастает светом в листьях и похищает мой туман
она совсем обыкновенна та что рождается из пены
впадая музыкою в вены когда ты тих как океан

 

убей меня нежно

Чай зелёный с жасмином не так уж хорош
как казалось недавно всего лишь вчера
но боюсь мне уже всё равно что ты пьёшь
на уютной веранде в своих вечерах

я смотрю и не вижу не слышу тебя
словно слеп от рождения глухонемой
я не чувствую холода или тепла
мне неважно что будет не с нами весной

Я не наркозависим от слова от рук
некасания пальцев твоих у виска
что могли бы наверное вычесть из двух
одного не теряя при этом лица

и не дрогнув ни разу нажать на курок
или просто на клавишу "выкл" и stop
c"est La vie и je t"aim ахинея дружок
если ставят диагноз — "всемирный потоп"

запирайся срывайся и выбрось ключи
они вряд ли тебе пригодятся опять
и сожги все свои дневника-палачи
когда будешь искать элемент №5

Он потерян и найден и снова убит
очень нежно контрольным с улыбкою в лоб
курит нервно в сторонке "турецкий гамбит"
бонус нашей любви
независимость
от...

 

ничего для тебя

ни серебряной пули ни стрел ни копья
ни за пазухой розы ни солнца в вине
ничего больше нет для тебя у меня
даже запаха ливней и света в окне

ничего больше нет и в молчании слов
первозданность рассвета иной тишины
невозможность сближенья чужих берегов
очевидность симфоний прохладной волны

всё пройдёт говорили и это прошло
серебром растворилось в сомненьях луны
где на тоненьких ножках гуляющий слон
там рычат по ночам параллельные львы

там травы изумруд корабли турандот
даже время свернулось лисой у огня
и летающий змей и затерянный флот
вот и всё вот и всё
ничего для тебя


ничего особенного

Всё было ясно, словно белый день...
...бледнели лица, в зеркале прихожей
Заламывала руки чья то тень,
И в спину ветром ныло — боже... боже..

В углу перчатки, сломанная трость
И шляпа с чёрной лентою из крепа,
Как странно видеть наши тени врозь
На зАнавесе сползшего рассвета.

Шипел иглой заезженный мотив,
И патефон сверкал змеёю ручки,
О! как безумно, дьявольски красив
Был тот, кто так тебя собою мучил.

Он говорил бесцветные слова,
Что шелестели будто лист осенний,
И отводил печальные глаза,
А на стене лишь тени... только тени...

Тебе б припасть и вымолить ещё
Хотя бы день, такой же, как и прежде,
Но ровно в полночь — обнулился счёт
Для тех, кто был с тобой смертельно-нежен.

А на губах — растаяла зима.
"Шато Марго" алела пьяной вишней,
И этой ночью полная луна,
Увы, не стала больше третьей лишней.


смеяться

всё что мог бы тебе я сейчас сказать
произносится молча глаза в глаза
но сквозь пальцы проходят слова вода
а в конце предложенья точка

не понять не догнать отчего зачем
люди икс нарушают безмолвье стен
улыбается грустно мой гуинплен
восковой кукле вуду молча

мне давно по феншую и ху из хи
кто проспорил эзопу свои стихи
кто не смог выпить море и выкрал сон
кто построил разрушил чей вавилон

я люблю запах солнца и вкус чудес
с магдалиной волшебно а лучше без
начиная с нуля покидают крест
плащаницу сжигая в танце

за окном дышит море и корабли
налетают на рифы
а ты смотри
как танцует огонь у того внутри
кто меня научил смеяться


никаких слов

никаких слов, никаких снов
ничего не было, улыбнись
вот трава двор, вот река дом
вот нестёртой памяти
жёсткий диск

мячик прыг-скок,сердце тик-так
расписанье школьное, в дневниках
на губах соль, кляксы кап-кап
голубь мира светится
в облаках

и под дых охх, перемен звон
выпуск сорок первого, улетай
поцелуй вдох, первый дождь, гром
в небе белоснежная
птица-рай

никаких слов
фото сын сон
треугольник в клеточку
буквы врозь
вот трава двор
вот река дом
вот пятно чернильное
растеклось


до свидания мальчики
https://www.youtube.com/watch?v=P0V5FOp049I&;nohtml5=False

 

растаял

а потом когда кончилось небо утихли взрывы
началась апельсиновая эра оранжевых глюков
булькающих звуков йодомарина и детского мыла
плюшевый безглазый мишка с оторванной лапой
что он делает тут в этой стеклянной палате?
кто эти люди с зелёными яблоками восковыми
кому говорят что любят любят всегда любили
а ты приходишь во все эти мудрости взрослости
и думаешь ну почему почему господи господи
где раньше вы были такие милые атмосферные
почему не любили живого нервного целого?
почему машут руками  шариками после драки
почему по горам  развалинам не читают знаки
помнишь как я над собою смеялся
так что смотри и убейся об айсберг
и каждый девятый вал танцевал на месте
я теперь гол как сокол без брони хочешь-бери
горящее без горючего"люблю" рифмую озвучиваю
но никто не слышит меня не слышит
а я погорячился и из себя вышел
сестричка светится ангелом суетится святая
стучится в клетку мою грудную- пустая
снимают приросший бронежилет
а меня там нет
растаял


танец на цыпочках

Знаешь ли, девочка, как замерзают Эльфы? Видела ты когда-нибудь эти крылья?
В тонких прожилках свет прошлогодний лета, где под слюдой прозрачною солнце стыло.
В чём там жила душа, я и сам не знаю... я прикасался к флейте на пол-октавы...
танец на цыпочках... Что же ты?! — начинаем, ты наполняйся светом, а я оттаю.
Ты наполняйся ветром — я буду рядом: первого снега белым твоим безмолвьем,
верным Орфеем, не признающим ада... — танцы на облаке — это совсем не больно.
Там невесомо сердце... а ты не знала? Чей-то прогноз фатальный не оправдался.
Хочешь, чтоб кровь у Эльфа не остывала — не уходи, танцуй: белым светом в красном.

Снег лепестками роз, поседевших в иней,
падал с небес, где кто-то опять гадает:
"любит-не любит", а мы тишиною плыли...
Мы ничего — танцуя — не за-ме-ча-ли...


sensual

если бы были на свете кофейные мотыльки
они бы рождались из предчувствия прикасаний
из коричной пыльцы предрассветных снов
из тягучей сливочной капли ванильной луны
упавшей в тонкий  фарфор ощущений
если бы реставрация зимы была возможна
то ритуальный поцелуй не был бы так нелеп
а скайфишер не ловил бы небесных рыбок на обещания
после которых остаётся только мокрое место
и в трубке бы не звучало
"набранный вами номер не существует"
не выпадай из кадра.дублей не будет
я завяжу тебе глаза
и я отдам  тебе самую вкусную часть мороженки
хрустящий вафельный конус с  миндальным орешком на дне
а ты попробуешь мне объяснить
почему то,
чего остаётся так мало
всегда вкуснее,
и  ты уже не стесняешься облизывать пальцы
забывая о том что есть салфетки
чужие взгляды  правила хорошего тона
и маленький кофейный мотылёк
приколотый к небу
которого не видит никто
кроме тебя.

 

научи меня

научи меня о тебе молчать
рвать струну тоски звоном голоса
научи меня под водой дышать
пить со дна морей небо — досыта
что мне музыка? если я оглох
если белый свет чёрным  кажется
приходи взгляни  мой лукавый бог
как в моей руке солнце прячется
как кричала вслед мрачным вороном
тень летящая во все стороны
как я пил абсент с добрым дьяволом
как играл с судьбой... не по правилам
и входила ты — третья лишняя
кокаином в кровь
ночь Парижская

 

молчаливое

а в чём смысл жизни не знал никто
даже тот кто думал что знал
только делал вид что знал
потому что если задают вопрос
нужно делать умное лицо
и отвечать на глупые вопросы
такие же глупые ответы
но непременно с умным лицом
так уж повелось
и потому молчащий всегда выглядит так
как если бы он что то знает но умалчивает
но часто ему всёравно как он выглядит
возможно он просто в потоке
возможно просто хочет спать
и ни о чём таком не думать
а уж тем более говорить
зато он прекрасно знает
сколько ложечек сахара
положить в кофе
тому кто спрашивает
в чём смысл жизни


выдыхай

Посмотри на себя — это мы, нерождённые дети солнца,
отражением злой луны -режем небо в клубе бойцовском,
Выжигаем на шее — BEST! и в "3D" выпиваем жадно,
И срываем нательный крест оттого, что нам стало жарко,
Наше братское "кровь-любовь" перекручено пуповиной,
так что рёбра взрывает вдох, разрушением личным Рима
Выдыхай, принеси  луну, я её под подушку спрячу,
И закончу твою войну, не спросив даже — был ли мальчик?

Вот и всё... без лимона чай...
не кусай мои губы... больно
Я с тобою... я здесь... включай.
станция переливания крови

 

синдром запечатления

когда вид на море становится медленной пыткой
а у ночных кошмаров приторный привкус нелепых истин
всё что тебе остаётся передёрнуть затвор улыбки
цинично прицелиться в ускользающий смысл жизни
и выложить слово "вечность " из отстрелянных гильз

всё что во мне изменилось не снилось даже острову Моро
здравый смысл имеет по пятницам всех стриптизёров
до завтра ближе чем до импичмента и внутреннего террора
и дальше чем до великой китайской стены безразличия

ты можешь выставить нашу историю на колесо обозрения
запостить в инстаграм в стиле дзен суицид дельфинов
и тогда вид на море станет трешевым блокбастером
ромео задушит джульетту а маргарита отравит мастера

забудь разве у порядкового номера призрака есть имя?
разве пизанская башня когда нибудь падала вместо тени
на мостовую отполированную сотней бесцеремонных касаний
я сплю с тобой тысячу коротких затмений и замыканий
а ты спрашиваешь что между нами что между снами что?
обними меня милая... об ни мииииииииии

это всего лишь дефлорация мифов в киберпространстве
у несвятой инквизиции миллионы байтов пошлых процессов
ядерная революция в коллайдере теорий Гаусса экшн
неизвестная форма жизни после публичного секса

господа временнонедоступные зрители адвокаты и судьи
у меня для вас есть плохая новость — завтра не будет
бразильсую мыльную оперу отмониторили прокачали
роботы привыкают к своему силиконовому кибер-раю

поздно милая поздно вышибать ракеткой тенисной слёзы
в мёртвой зоне ночных поллюций беззвёздно

а вчера серийный хакер вскрыл меня и зашил
диагноз- модель не в тренде неоперабельна
опция сердца не предусмотрена не кликабельна
аудизапись глючит на слове
об ни миииииииииииииииииииии
синдром вируса запечатления
иллюзиий

включи настройки если наскучит
и в следущий раз сконструируй меня получше


Because

Если агентство Nasa нарушит обет молчания а шоколадный Исус станет привычным десертом к завтраку то храм превратится в анатомичку для мёртвых бабочек священные писания в комиксы о непорочном зачатье вселенной а мы наконец узнаем генетический код кирпича падающего нам на голову
Послушай из инцеста пилорамы с газонокосилкой никогда не рождался реквием
и если ты пел в хоре мальчиков то вход на вечеринку отпетых мошенников это выход на страницу которой не существует
Не читай если тебя сократили до хокку ибо размер имеет значение когда смотришь с высоты собственной уникальности и ты ничего не понимаешь кроме того что увеселительная прогулка на Титанике до встречи с айсбергом — две большие разницы а если взглянуть с обратной стороны бинокля на корриду ты ни черта не увидишь кроме точки с запятой и вся возня ни разу не танец а искусство убивать всего лишь торч от сознания своего масштаба безнаказанности
не ставь на повтор хрустальная мечта вызывает привыкание ибо хаотичная инфляция вселенной закономерна
а чтобы прочесть книгу жизни нужно знать азбуку смерти
и для этого совершенно необязательно играть в покер с матадором на раздевание

Я помню... взлётная полоса на твоей постели — хиросима для моих бабочек
и когда нибудь мы все распадёмся на великое ничего
а сейчас отойди
не загораживай мне солнце


о ней

О.Т.

Я читаю безмолвье твоё по губам,
вычисляю по всплеску паденья Икара,
мы с тобою молились весёлым богам,
а вослед шелестело... не пара... не пара

Если кто нибудь спросит, а сколько ей лет,
и откуда взялось это светлое чудо?
Я ничьей тишины не нарушу обет,
как и тот, угадавшийся в профиле Будды

И на том берегу, где задумчивый сфинкс,
верный страж Академии звёздных художеств,
лишь одно я узнаю из тысячи лиц,
среди мимо мелькнувших и так непохожих

А когда над тобою растает луна
и небесный алтарь-освятит мне дорогу,
Буду знать, что закончилась эта зима
и что небо над нами всегда пахло — Богом...


Hello лето

там и смотреть давно уже не на что одна нежить
но меня в этот театр тянет по-прежнему
взглянуть может есть кто живой притворился
но там санитар пьёт формалин только что был
растворился
я не то что б упоротый некроман таксидермист
скорей хорошо темперированный перфекцих*ист
рассматриваю номерочки колбочки синие лампочки
и где чёрт возьми у вас находились стрекозы бабочки?
где аромат нев**бенный розы белой невинности
парфюмер если б знал бедный обратно родился бы
Хьюстон у нас проблемы
в чёрном квадрате нашлись пробелы
в Аризоне всемирный потоп а у лета депрессия
и Босх его знает зачем демону фотосессия
когда в неделе высокой моды одни понедельниики
пусть бегает голым по саду весёлым и бледненьким
имидж инфузории туфельки лабутеново не заводит
раздевайся со вкусом м е д л е н н о по погоде
я не хочу тебя быстро
любить в стиле минимализма
не суетись под софитом солнечным детка
камера мотор начали
Hello
лето

 

прими

прими как должное порви у паутинной стрелки путы
в сетях доверия минутам  легко лишиться головы
и не услышать мягкий шаг спокойной двойственности эха
где плач правдивей слёз от смеха а ночь светлее для совы
и дом в котором не живут удобный рай для посиделок
теней заблудших душ без тела и тел что душу не спасут
и давит плотность атмосферы на безмятежность демиурга
и на коньках скользит по кругу
в аду замёрзшем люцифер

Картина Джона Кольера
"дьявол скользит на коньках
по замёрзшему аду"

 

перезагруз

я звуки смешивал на чёрно-белых клавишах
и отпускал себя на все четыре стороны
быть королём или шутом какая разница
никто не знает что судьбой нам уготовано

сегодня пьёшь "мадам Клико" ломаешь устрицы
а завтра поезд под откос исчезла станция
и "аз воздам "за все грехи уже не грузится
перезагруз по всем фронтам деноминация

никто не знает был ли принц таким уж маленьким
и почему оставил розу в одиночестве
никто не знает где растёт цветок ваш аленький
и кем написаны сказанья и пророчества

и чем прозрачнее душа тем безусловнее
и прикурить от пустоты лишь повод выдохнуть
слова что стали рифмоваться с невесомостью
и как причина выйти вон там где нет выхода

и вот теперь когда вдохнёшь свободу засветло
и обретёшь себя потерянного заново
налью я чай или вино какая разница
проснись и пой пока дождей прозрачен занавес

 


та что пишет стихи на снегу

соло для Даши

Та что пишет ветрами стихи на снегу,
появляется чиркнув кометою zippo
за таких как она ,Трою с ходу сдают
она не.вероятна,но так очевидна.

Над её головою дыханье небес,
и сиянье полярное северных сказок
а в крови пряных специй восточная смесь
и безумье ночей нерастраченных красок.

она любит покрепче и погорячей
она любит по Цельсию,по Фаренгейту
она любит любя-оставаться ничьей,
исчезая в астрале без ссылки на Фрейда.

Я её бы как противоядье вдыхал
как надёжное средство от скуки и смерти
даже если б затмение вышло в финал
я бы бросил ей солнце разбитое в блендер.

Я бы бросил к ногам её суку-луну
стал бы небом в алмазах якутских в постели
только та ,что писала стихи на снегу
не со мной засыпает на шкурах оленьих.

Эта девочка с севера-опиум слов
я курю её строчки-как марихуану
говорят она больше не пишет стихов
говорят её  видели  ночью с шаманом.


не буддийское

нас ничего не учит так зачем... разматываем нити Ариадны
а после лабиринта ломка схем... и ничего не надо Минотавру
нас ничего не учит но идём... бежим летим течём и мироточим
то недольём то мимо перельём... и мотиваций нет для Тамагочи
нас ничего не учит — C'est la Vie... и как всегда шипит кофейно лава
не надо о привратностях любви... я никому себя не обещала
нас ничего не учит не буди..того кто рядом дышит тишиною
вот сад камней... Киото... фонари
вот на висках чуть больше стало соли


не сказанное

окно в париж не заколочено
и сонный кот находит ход
но мне туда опять не хочется
то недолёт то перелёт

в майами радости бассейные
через дорогу ресторан
мне интересней колизейное
но не музейный экспонат

мне интереснее веснушчатый
лукавый лик моей луны
и облаков цветы воздушные
что расцветают у волны

и в простоте слова не сказаны
горохом катятся под стол
где пояса часов развязаны
и соляной растаял столб

 

Моника

как всегда без звонка снег на голову
пришла будто тенью втекла бедовая Моника
вся потерянная мятая ватная выпитая до дна
и зачем тебе эти портовые радости страсти а?
после которых ни найти себя не собрать запчасти
про неё говорят о йее с Моникой можно без джина с тоником
на барной стойке на палубе на кухонном столике
в ней столько любви столько и она почти ничего не стоит
Моника это школа высшего пилотажа а что будет потом неважно
когда забываешь о том что летать не плавать вспоминают про Монику
она безотказна как двигатель внутреннего сгорания многоразовый
а дальше плыви куда плыл амиго и никому не рассказывай
о том где у Моники родинки шрамы как звали папу её и маму
которых она никогда не видела в приюте все без родителей
плыви забудь не рассказывай  как ей встретился капитан настоящий мужчина
какая разница чему научил он а потом исчез говорят повезло выгодный рейс
только с тех пор в глазах её цвета крепкого чая крик чаек
а она как верная Хатико всё ждёт и ждёт и дом родной её порт
говорю ей девочка успокойся а она прозрачная состарившийся подросток
сплёвывает сквозь зубы сжимает распухшие губы в уголках морщинки ранние раненая
отвечает — ничего ты не понимаешь не понимаешь он вернётся вернётся
а в самой всё меньше и меньше солнца
только море плещется вместо сердца и куда от него ей деться?
говорю ей тише девочка тише увидишь его увидишь
говорю пока любишь то всё возможно
капитаны всегда возвращаются (вру безбожно)
а в порту слухов гул капитан собой накормил акул
корабль налетел на рифы и затонул
но я промолчу всё равно не поверит
и всё так же будет держать открытыми двери
ждать как верная Хатико просыпаться бежать в просоленный порт
и дарить каждый день себя щедро и по частям
ведь в каждом матросе живёт её капитан

 

демотиватор

чувствуешь все изменения
любой холодок в общении
любую подставу ноту октаву
чувствуешь всё
кроме момента когда надо заткнуться
нелюбовь это искусство чревовещания
когда речь прямая бьёт окончанием
так даже мы с тобой не кончали
видишь рыбы и те всплыли вверх брюхом
птицы падают в пустоте тушками тухлыми
хватит девочка хватит на рёбрах танцев
наши "да" можно пересчитать по пальцам
по скрипу снега на простынях шелковых
по стихам по ритму по крику по шепоту
по поцелуям на посошок так какого ежа
уходить по английски и слизывать боль с ножа?
в замыканье коротком от слов так искрит
что за окнами личной бастилии снег горит
а ты всё вяжешь и вяжешь рубашки крапивные
болитнеболит спрашиваешь
зашибись
чувствуешь всё кроме выхода из невесомости
ищешь грамматические ошибки в предложении сдаться
в акте последнем актёра убили из пальца
простейшим — ппу!.. он падал так некрасиво нелепо
и всё что осталось от сказок плохие приметы
утром тыква ночью карета

я умер раньше
чем мне сказали об этом

 

карманы полные дождя...

и когда ты набродишься в белых снегах безмолвья,
нахватаешься истин неписаных, звёзд с небес,
возвращайся пустым, молчаливым и невесомым,
возвращайся в летающий дом и поющий лес,

возвращайся туда, где не спросит никто о главном,
где промокший дракон утром солнце лакает с крыш,
где стекляшками лун и дождями полны карманы,
тёплый плед, лёгкий бред, анекдоты "хочу в париж"...

здесь туман похищают и с пламенем пьют самбуку
здесь не помнят, кто ты и не строят в потоп ковчег,
выворачивай жабры, дыши, оставайся блудным,
раздевайся до слов до стихов, и не жди четверг.

мы вмерзаем губами, телами, сочимся светом,
в тех кто был обнажён, обожжён, отражался в нас.
оставайся безмолвным, как сфинкс, отдавайся ветру.
ничего нет ни до и не после
а лишь — сейчас.


путевой обходчик

лучше б я ничего не знал не читал не слышал
курил бы с котом бегемотом бамбук гашишевый
травил бы травился стихами верлибрами прозой
смотрел на обратную сторону солнца на звёзды
посылал за пивом бы карлсона в карловы вары
а потом бы вешался на столб жужжащий фонарный
признавался в любви ему отдал бы пешку ферзя
но мне нельзя
я сегодня вагоновожатый главный
и проходит мимо темнея лицом путевой обходчик
он играет в железку давно исключительно ночью
задарили спонсоры дорогу железную немецкую
это всё что осталось от детства его недетского
вот с тех пор под откос и пускает вагон за вагоном
а утром идёт выметает фарш с заплёванного перрона
весь такой гладкий правильный фраерочек
скулы синеют играют желваками в кармашке платочек
тоска тройного одеколона напоминает отца
но он не помнит ни имя его ни отчества ни лица
запах белой сирени в призрачно- голубом
руки тёплые мягкие чистые кто это кто?
а смеялись иль плакали тоже не помнит
говорит по ушам воспиталка била в детдоме
и поэтому лучше б я ничего не знал не слышал
потому что за пять минут до звёздного грехопадения
начнётся летнее солнцестояние
и слова потеряют смысл и значение
во фрактальном узоре одиночества
простых чисел
неприкасаемых

 


пилите Шура пилите...

в который раз разбилось солнце на дне небесного колодца
в который раз луна свернулась и забродила в молоке
где красноречие мурены замкнуло троллем переменным
а целакант обыкновенный уснул на гречневом песке
 
здесь каждый светится как может разночешуйно и подложно
здесь никого тоска не гложет не ищет глупый ихтиандр
в высокомерии гордыни здесь камни время пережили
а рыбы вырастили крылья и сверху шпилят океан

и дышит за твоей спиною сплетая хроники злословья
великодушьем обездолен своей же жажды слова раб
косноязычнее акулы но не воинственнее жабы
то на горе свистит сквозь жабры то мониторит баобаб

и неизвестно сколько было пропавших без вести красиво
и сколько стоило пиратам от барракуды випминет
пилите шурочка пилите
у нас сегодня ночь открытий
а утром рано доктор Моро
вам вколет в ласты клей момент

 

пятна роршаха

твоё ли слово безразличьем в морском прибое отзвучало
твои ли пчёлы мёд и жало крестили в ступе восковой
в молитве самки богомола нет ничего поверь святого
и всуе сказанное слово не стоит фуги реминор

перемолчать на переправе пока летающий корабль
без парусов ветрами правит взрывая килем облака
где пятна роршаха на солнце необитаемы как остров
травой заросший выше роста сверчков поющих всякий вздор

покуда шеи не свернули во тьме кузнечики и жабы
на муравьиный глядя табор взлетевший снежною пыльцой
плетёт из тени маракуйи гамак светящийся арахна
а муравьи летят на запах свободы бытьнебыть собой

взлетят лишь те кто невесомей из окрылённого сословья
что бездну путают с безмолвьем непредсказуемых стихий
и это всё что остаётся от пятен роршаха на солнце
на грани полного сиротства
писать стихи

 


из сибири с любовью

адрес написанный от руки
как встреча тет а тет
рукописное хранит тепло рук
буквы обретают голос и плоть
книга присланная в подарок от автора
чьи стихи читаю давно
а теперь могу читать книгу
и перекладывать закладкой
то что хочется перечитывать ещё и ещё
"из сибири с любовью"
"звонок на небо"
звучит почти космически...
впрочем так и есть
личный космос автора
может стать той галактикой
где праздник который всегда с тобой
совершенно реален

 


наспех

любили наспех как придётся и знали — тонкое порвётся
и знали звонкое утихнет и слижут волны имена
и ничего уже не будет ни обвиняемых ни судей
лишь послезвучие прелюдий и незачатые слова
любили наспех понарошку теряя в спешке осторожность
крошили целое на крошки кормили ворона с руки
а утром ничего не стало и неприкаянность причала
нам ничего не обещала лишь солью выбелить виски
любили просто как дышали себя делили умножали
сшивали белыми вживую топили в шепоте — "прости"
и знали ничего светлее не будет даже в параллельном
и знали знали не сумеем ни возвратить ни отпустить

 


спам

и вот хочется тебе ночами читать чатиться на автопилоте
пускать пузыри в монитор пялиться прятать лицо в погоде
говоришь я странная странная странная просто прими
а сама навигатор ломаешь постоянно мне жрёшь мозги
эй ауу у тебя с пунктуацией всё в порядке милая?
мастурби... мастурба... левитация тссс сублимируй
не забудь на реплей включить страшный суд
когда приконтачит молчи выразительно я спасу
это селфи начало конца но с другой стороны лица
в зазеркалье у зеркала нет отражений не бойся
продолжай простые движенья разденься до пояса
и мееедленно мееедленно чтоб не спугнуть наважденье
продолжай продолжай осваивать территорию заблуждений
а в зрачках вертикальных ни одного кровавого мальчика
глаза честные чистые ясные
оближи языком раздвоенным файлы меж пальчиков
разделяй умножай и властвуй
ты же знаешь как это сладко шифроваться в пароляхявках
приговариваязаговаривая я страннаястранная
афигенный хэштэг
только мы никогда не летали не плавили вместе снег
и нет ничего между нами общего кроме спама не странно ли?
и я не доктор а Лектер твоего тела а ты что хотела?
ведь тебе всё равно что чувствует маленький Билли
у которого скоропостижно сдох сегодня тарантул любимый
и ты б закатала в асфальт моих солнечных зайчиков
если б могла
без права на воздух проткнула б все шарики мячики
не судьба
я же помню в застенках твоих чёрных комнат
куклу с оторванной головой помню помню
какая бываешь ты сонная тёплая томная
мне говорили не лезь туда лучше не лезь
инквизитор с поведеньем виктимным
жжесть
мы спалились на первом же дубле майн либе
а ведь наверное если б не нервы могли бы
 
в новостной ленте всё то же в Марокко дует сирокко
в Килиманджаро молоко с горы убежало в океане пожары
на главной сплошные цитаты хипстеры лобстеры
так и поверишь в кришну и раму простигоссподи
здесь и сейчас это вам не там и потом
потому что потом  только суп с котом
полон рот белой пушистой шерсти
аллергия на связи случайные и известия
что где то
девочка вся такая странная инстаграмная
заливает фотки с редкой коллекцией пояса астероидов
и в друзьях под прикрытием рептилоиды инсектоиды
а по ночам когда она не контролирует сны и крепко спит
из неё вылетают стеклянные бабочки и мотыльки
у меня все руки в занозах порезах от них смотри
она странная странная очень не верь ей
беги

 


учиться

учиться заново ходить когда летать уже не можешь
когда гроза сдирает кожу с неоперившихся небес
когда хмелея высотою летят орлы над головою
предпочитая клетке волю а нимбу солнечный венец

учиться заново дышать когда из горла небо рвётся
пусть заплатить тебе придётся за вкус свободы по счетам
ведь никому не станет легче когда словами покалечен
ты станешь скучно безупречен на радость искренним врагам

учиться заново любить когда предательство любимых
за гранью боли нестерпимой до эвтаназии (добей)
что взять с убогих недомерков шипящих вслед лицом померкнув
когда ты вызверев берсерком срываешь ржавчину цепей

и над тобой уже не властно то зацелованное имя
что провидение хранило да купол радуги шальной
и лишь молчание возможно когда ты чувствуешь подкожно
как слово сказанное ложно и пахнет серою Чужой

учиться заново читать по рунам шифры воскрешений
и знать что будет продолженье и твой изменится маршрут
учиться заново летать когда хранитель за спиною
не испугает высотою раскрыв свой лунный парашют

 


А было нам...

В.

А было нам тогда немного меньше,
И зим и лет и соли на двоих,
Над головами — только рай кромешный,
в оранжевом созвездье — облепих...

Где яблоки под деревом познанья,
Рассыпались на сотни тысяч лун,
И тырили их ёжики в тумане,
А искуситель — даже в зуб не дул.

Никто из нас не знал в какую веру,
Мир обратился и куда летит,
Адам возможно был когда-то — Евой.
А Ева... ну куда ей до Лилит.

И всё наверно чуточку иначе,
И несомненно — гений не порок,
Лишь всех слегка, играя озадачил,
Не помнящий отечества пророк.

Я от костра прикуриваю звёзды,
и посылаю к чёрту комаров...

Я стала старше,
но не стала взрослой,
И я не вижу
чёрно-белых снов...

 

выбор

она сидит отвернувшись к окну
она всегда отворачивается когда хочет уйти в себя
и когда она уходит в себя даже стихи её заворачиваются в себя
даже буквы отворачиваются и чтобы прочитать текст
очевидно нужно подставить зеркало к странице
и возможно в зеркале отразятся буквы которые отвернулись от этого мира
для того чтобы ты зашёл в другой мир
но скорее всего это моё предположение
а на самом деле человек просто отвернулся
и тогда я думаю
если тебе так это необходимо — уйти в себя
зачем ты пишешь стихи?
и как же в таком случае услышать слова которые  отвернулись?
и зачем заходить в чёрную комнату и искать там чёрную кошку
тем более что там её никогда не было?
может следует искать белую кошку в белой комнате?
но скорее всего никаких кошек нигде нет ни белых ни чёрных
и чёрная комната легко станет другой если зажечь свет или открыть шторы
а белую легко затенить и сделать почти непроницаемой для света
всё дело в выборе девочка моя..всё дело в выборе
но если ты поворачиваешься спиной не говори что мир твой особенный
и понять его может не каждый а уж увидеть и вовсе не дано
и не пиши пожалуйста больше стихов перевёрнутыми буквами..
лучше вообще ничего не пиши
отвернись по настоящему хоть раз
я закуриваю трубку и слышу-
ты никогда не бросишь курить у тебя нет силы воли...
мне лень объяснять что трубка это не сигареты
и что её не курят а просто выпускают дым
и что шаманы и индейцы именно так и курили призывая духов
и разговаривая с другим миром но они никогда не отворачивались
и если один из племени совершал что то нехорошее его никто не винил..
его ставили не в угол а в центр круга
и все по очереди рассказывали  что то хорошее
из жизни этого человека
а он слушал и понимал что не такой уж он конченый мудак
если совершил хоть что то хорошее и не один раз
"Ты никогда не бросишь курить у тебя нет силы воли
а мне слышится- ты никогда не бросишь любить у тебя нет силы воли
да не брошу девочка моя..не брошу
у меня нет силы воли...
и когда ты ко мне придёшь я не буду сидеть спиной к тебе
я не буду уходить в себя и мои буквы и слова не станут отворачиваться
когда  ты будешь читать мои стихи
и если ты сейчас не слышишь это
значит ты по прежнему смотришь в окно
а я по прежнему не бросил курить
всё дело в выборе...


Francesca Gagnon - Querer
https://www.youtube.com/watch?v=01WukohheHQ


адмиралу никто не пишет

всё в порядке контузия лёгкая кирпичом
и теперь мне не светит стать личным твоим врачом
лежу рыбой донною каменной и молчу
привет кирпичу
из моей персональной палаты 666
вид на поле саргассово  и нереальный лес
и цветёт в поле том трын трава и колючий вереск
всё в порядке вернули права
моя прелесть))
лежу вот теперь сублимирую под грохочущим поездом
я супер модель для ударов твоих ниже пояса
а ты экспериментируй рыппка экспериментируй
выковыривай время моё из часовой мины
я субмарина чёрная ржавая
смотрю глазами иллюминаторами шевелю жабрами...
и мне уже паралельно и фиолетово
с кем провела лето ты
говорят мы когда то были дельфинами
плыви мимо милая
Док ,отключите меня от системы её галактики
от любви одноразовой этой — нелетательно
Адмиралу  бумажных флотилий никто не пишет
набираю номер мобильный всевышнего
а в голове мальками гудки
пи пи пиииииии
пи шите
вам ответят в следущей жизни...

Leonard Cohen - A Thousand Kisses Deep
https://www.youtube.com/watch?v=slhXAM2XOsg


kill

мы убиваем любовь построчно... мы убиваем любовь красиво.
каждою буквой, каждою точкой, каждым молчаньем невыносимым,
мы с тобой киллеры... ты не знала? мы с тобой профи которых ищут,
те что нас видели на вокзалах, те что стихи по ночам не пишут,
мы как танцоры на бойне Бинго, что на крови танцевали танго,
ставили ноги теряли стринги, пальцы в розетки в колёса палки,
туши смотрели на нас печально, туши качались от нашей страсти,
а мы с тобою от слёз кончали, не замечая во что упасть нам,
мы себя резали как хотели и догонялись барбитуратом...
наша душа покидала тело, несовместимая с killпарадом,
а мы искали её в потёмках и так красиво палили свечи,
и прижигали сердца зелёнкой, нежно целуя потом калеча.
а ведь казалось куда уж проще, реанимировать вдох и выдох
доктор сказал, что знакомый почерк,
и закурив, показал на выход.


точка невозврата

она так любила как будто бы завтра умрёт
как будто бы поезд уйдёт
без неё
последний
ей срочно нужно в Париж а потом в Нью Йорк
за ним единственным только б уcпеть
успеть бы

успеть оплатить счета на ходу "хот дог"
на завтрак безвкусный кофе (забыть про ужин)
а он уже лечит кого-то летит в Бангкок
а в Токио дочь и та которой он тоже нужен

и в общем-то всё в порядке дела дела
концерты перфомансы книги (издатель — гад)
а в пальцах на клавишах током одна одна
а врач прописал свежий воздух и вино град

а в Питере нервы кромсают дожди дожди
и снова ладони мостов удивлённо врозь
и кажется солнце всё вымерло там внутри
а линия жизни кратчайшая вкривь и вкось

уйти невозможно
остаться нельзя
зачем?
зачем его ждать догонять продолжаться в нём?
сценарий дописан и время — любить но чем?
опять понедельник
звонки
болевой синдром

а поезд идёт а колёса стучат стучат
и чай под лимоном остыл и соседка врёт
и вся кругосветка её вечно летний сад
и дома никто кроме верного пса не ждёт


http://www.youtube.com/watch?v=JRWox-i6aAk
Lana Del Rey - Blue Jeans


3 OWL

 

back to top