Menu

Artur Punte

Артур Пунте

Родился в 1977 году в Риге.
Окончил московский Литературный институт имени М.Горького.

Автор и соавтор нескольких концептуальных проектов: Bubble Show (2000–2005, в соавторстве с Дмитрием Заггой), «Как хочешь!» (1999, в соавторстве с Владимиром Светловым), Cibergraffiti (2007 – 2009, в соавторстве с А. Яковлевым и Волдемаром Пунте), Bit/poet (2007, c Волдемарсом Йохансонсом), «Энергонезависимость поэзии» (с Сергеем Тимофеевым) и др.

Автор нескольких аудио и видео поэтических работ. Один из организаторов фестивалей поэтического видео Word in Motion (2001, 2003, 2007). Немного переводит из латышской поэзии: Инга Гайле, Йо, Янис Элсбергс и др.

Соредактор всех номеров альманаха «Орбита», книги переводов Александра Заполя из Латышской поэзии «За нас/Par mums» и др. Один ихз составителей сборника «Dengi/Науда. Стихи о деньгах» (2001), антологии «Современная русская поэзия Латвии» (2008) и книги статей Дмитрия Ранцева «Кинотации».

Самостоятельно и вместе с другими участниками «Орбиты» участвовал во многих фестивалях и культурных мероприятиях, например, в таких как: форум современной культуры «Белая ночь» в Мадриде (2009) и в Риге (2009, 2008, 2007), Берлинский поэтический фестиваль (2009), Международная книжная Ярмарка в Гетеборге (2008), Литературный фестиваль Curt в Ирландии (2007), Международный фестиваль Биеналле поэтов в Москве (2007), фестиваль медиа-поэзии TARP в Вильнюсе (2007), международная книжная выставка Svet Knihy в Праге (2007), фестивале Ars Poetica в Братиславе (2005) и др.

Публиковался во всех коллективных изданиях «Орбиты», а также в журналах «Karogs», «Luna», «Latvian Literature», «Даугава», «Ariel» (Швеция), «Wasp & caterpillar» (Эстония), в альманахе «Вавилон» (Москва), «Спутник» (Кемерово), в антологиях «Девять измерений» (Москва) «Освобожденный Улисс» (Москва), «Ars poetica 2005» (Словакия), «Dzejas Diena», в сборнике «Nell’Orbita di Riga» (Италия) и др.

Стихи Артура Пунте на сайте «Орбиты» и в сетевом журнале Text Only.
Стихи Артура Пунте переводились на латышский, английский, немецкий, словацкий, шведский, литовский, эстонский и итальянский.
Отдельные стихотворения, в том числе, написанные автором на латышском опубликованы в журнале «Karogs» и на портале www.satori.lv.
Сейчас готовится к изданию книга стихотворений Артура Пунте.


ГОЛЛАНДИЯ, или Раскачиваться в троллейбусах, как в книжках моряки

Витрины – ветер магазинов –
нас подгоняет. Именины –
истрачен на подарки день.
Как можно было одно имя
на стольких разделить людей?!
В такую ночь, да в день зарплаты
кого-то разорвет азарт –
тогда банальные бананы
больным в палаты доставлять
опять обяжут. Только нам
тесна пижама – в клетку ткань,
а площадь палуб больше суши –
такая родина у нас.
Оно, голландцу, всяко лучше –
стать моряком. Пусть утонуть,
все ж – не разбитому лежать
на дне.. рожденья без подарка,
и не промокнуть в декабре..

..Но решено: подарим ей
приборчик в корпусе прозрачном –
как бы застывшая вода
бассейна.. Нам домой пора
под утро. Модную с собой
под мышкой унесем подшивку.
Такой уж час: нам равно все –
нам равно рано – спать ложиться
или вставать. Гляди, сидят
в салонах парами таксисты –
им карты в руки кто-то дал,
чтоб не заснули. Долго ли
своею заразить зевотой..
Качнув бортами аппарат,
ночь зачерпнув, уходим глубже,
то огибаем парк пустой,
то стадиона остов стылый
насквозь проходим под водой.

А я?! А мне?! Слов не собрать!
Намыт песок на языке:
“Держись за поручень, голландец,
чтоб не лежать тебе на дне!”
В иллюминатор боковой
уперся лбом, но мыслей нет.
Ребенком умственно усталым
глядеть сквозь надпись на стекле
осталось. Только по шаблону
изображен здесь инвалид.
Сон не идет и не уходит.
Я знаю, сердцем жалко рыб –
им кислород с трудом дается,
трудней, чем нам.. Знать бы, куда
сквозь город, по диагонали,
несет нас темная вода

 

***

Двe тыcячи,
чтo в зooпapках запрут бoлeзни,
что yзкими к двyxтыcячнoмy гoдy
cтaнyт мoи глaзa,
глyбoкo и близкo поcaжeны cтaнyт..
..кaк человек, не помню из какого фильмa..
..блeднoю cтaнeт кoжa бeз пop..
..я нoчью пpocнycь oт тoгo..
..чepeп вздyeтcя и мaтoвый лoб тяжeлo..
..чтo кoмнaтy зaтoпит cвeтoм..
..тяжeлo нaвиcaть cтaнeт
нaд мoими глaзaми
a caм я –
oт cтpaxa cyxoй и живoй чeлoвeк –
cyxoй бaбoчки кpыльeв.. тo ecть –
мeждy кpыльями выcoxшeй бaбoчки лягy.

1999

 

***
о чем молчат друзья
есть подозрение
они меня щадят
не говорят всей правды
берегут, наверное
а я, похоже
совсем сошел на нет
тем временем
давно хожу порожний
внутри весь полый
да с дырой в плече
и чувствую
стал взгляд
совсем бесполым
да помню
что-то хрустнуло внутри..
послушайте, ребята
если
я что-то бормочу еще
такое, например:
"природа создает круги
а человек – квадраты"
жестикулирую при этом
резво, да
вы отведите меня в сторону
друзья
налейте лучше мне
зеленый чай с жасмином..
вам тоже надо знать
что нет меня того
на нет сошел бедняга
но рад бывает
что за спиною
у него друзья..
о чем они молчат
там за спиною
к чему готовят

2004

 

***

Как-то полюбила меня девушка с улицы Джохара Дудаева
я ее избегал много работал и всегда мог сослаться на занятость

потом я все-таки пригляделся к девушке с улицы Джохара Дудаева
мы поладили и я много работал вдохновленный нашей любовью

но долго так продолжаться не могло бросил я девушку с улицы Джохара Дудаева
стал много работать чтобы она больше не докучала мне своей любовью

нет думаю нехорошо это надо вернуть девушку с улицы Джохара Дудаева
но она уже нашла другого пришлось много работать чтобы как-то забыть ее

теперь вроде собираются переименовать эту улицу и тогда наверное
все встанет на свои места и можно будет спокойно заняться своими делами.

2009

 

Истерика №2: Новый год!

«После того как учительница географии рассказала нам про "зеленое золото".. я до самых выпускных экзаменов считал, что это такая особая разновидность драгоценного металла, которым – оказывается – богата наша республика.. в тоже время, «черное золото» у нас не добывается, а следует транзитом через порты..

До недавнего прошлого я полагал, что Миокард это ученый, в честь которого назвали одноименный инфаркт.. по моей версии г-н Миокард мог испытать этот самый инфаркт и первым в истории его зафиксировать.. или, может, он ставил такой диагноз своим пациентам.. только оказалось, что миокард пишется с маленькой буквы, и в переводе с латыни означает – буквально – «сердечная мышца»..

Я долго не мог связать Декарта с "Картезианскими размышлениями" Мераба Мамардашвили. А ведь в названии этой книги, оказывается, заключена фамилия французского философа.. Декарту, как дворянину, по традиции полагается приставка «де», (как, например, Д'Артаньяну), а будь он из простых, звался бы просто Карт.. а вот артезианская скважина здесь уже ни при чем..»

В новом году
надо обязательно купить домой
большую карту мира,
повесить ее над кроватью
и рассматривать на досуге,
надо купить словари
и иллюстрированные энциклопедии..
подписаться на серьезные научно популярные издания,
играть в шахматы..
посещать открытые лекции в университете..
надо как-то расширять кругозор,
тренировать память..
..буду читать перед сном,
смотреть познавательные передачи,
учить языки..

«Да о чем говорить, если до 25 лет я не только писал неграмотно и не помнил важнейших исторических дат, забывал имена легендарных личностей, но путал также ключицу и щиколотку: отчего герои прочитанных книг становились у меня хромыми, сломав ключицу, и почти тонули, едва ступив в воду..

..до сих пор я не знал, что для записи римских цифр можно использовать большие латинские буквы.. а то я все искал – и не находил - на клавиатуре компьютера соответствующие клавиши.. И что же оказалось?! ..большая латинская «I» – это 1, большая «V» – это 5, «X» – это десять.. и так далее, ребята! ..но ведь я дошел до этого самостоятельно!

Раньше думал, что платоническая любовь от слова плоть! А оказалось – Платон.. А вот селадон – это не название лекарства.. ..конец начатой борозды скрывается за горизонтом: по-прежнему не известно точно, что такое синкопа, аберрация, плюмаж и палимпсест..»

В новом году
надо обязательно купить домой
большую карту мира,
повесить ее над кроватью
и рассматривать на досуге,
надо купить словари
и иллюстрированные энциклопедии..
подписаться на серьезные научно популярные издания,
играть в шахматы..
посещать открытые лекции в университете..
надо как-то расширять кругозор,
тренировать память..
..буду читать перед сном,
смотреть познавательные передачи,
учить языки..

2002

 

***

Неформальное общество Джеки Чана собирается сегодня в очередной раз. Заодно надо бы выполнить одно поручение Патриции, раз уж все равно собрались, но это потом.. А первым делом, и пользуясь ее отсутствием, громко поем за встречу наш старинный гимн:

Джеки Чан – пьяный мастер,
пьяный мастер Джеки Чан.
Враг пришел и в одночасье
нашинкован как кочан..

Пусть слова не очень отвечают сути, и другой рифмы на Чан мы так и не придумали, зато у нас есть все фильмы Джеки, даже самые старые.. Мы собираем их со школы, а часть – на больших затертых VHS-кассетах – нам отдал один прокат, когда переходил на DVD. Встречаясь, мы пересматриваем обычно два-три фильма за раз, весь алкоголь называем не иначе как ханджа и распеваем на разные лады:

Джеки Чан – пьяный мастер,
пьяный мастер Джеки Чан..

Сегодня у неформального общества Джеки Чана особое задание. Улетая на открытие своей выставки, Патриция поручила собрать не менее 120 тележек из супермаркетов, желательно, одинаковых.. Так что ограничимся первой «Полицейской историей» и за дело.. Она художница, моя подружка, и мы не станем спрашивать, что должны символизировать эти 120 тележек, а то подумает, что сомневаемся в ее идее. А мы не сомневаемся, мы уверены, что ее новая инсталляция всем понравится. И мы, конечно, сделаем все, что в наших силах. И вместо тоста мы снова поем:

Джеки Чан – пьяный мастер,
пьяный мастер Джеки Чан..

Компания теплеет, мы снова говорим о Джеки.. Все то же: какой он молодец со своей китайской философией, про его травмы, и как он начинал, когда из-за нехватки кинокамер приходилось делать опасные дубли по многу раз.. О том, что «Золотому урожаю» никогда не найти замену троице: Вонг, Чан, Ли.. О пекинской опере, кун-фу и пай-гау и о том, что каскадеру в Гонконге лучше пить в долг, потому что на днях, возможно, удастся, наконец, обыграть судьбу, и тогда не придется отдавать.. И тут нам, как обычно, становится немного грустно: нам жаль Джеки, жаль себя и вообще всех людей..

Джеки Чан – пьяный мастер,
пьяный мастер Джеки Чан..

Приходит SMS – из Берлина Патриция напоминает про тележки.. Да-да, шепчу я в оконное стекло, вот только разменяем 120 монеток по 20 сантимов.. То есть все тележки станут нам в каких-то 24 лата, подсчитываю я в уме.. Не так дорого, чтобы порадовать тебя.. Да, еще транспорт.. Я всегда стараюсь помочь тебе, Патриция, просто ты не всегда можешь объяснить толком, и тогда я совсем теряюсь.. Вот, у Джеки все ясно: бороться не надо, зло погибает само в силу своей саморазрушительной природы.. Как-то так.. А если со мной что-нибудь случится, и тебя спросят, расскажи, каким он был? Что ты ответишь? Обычно у тебя не очень получается сформулировать свои мысли.. Что-то мне кажется, сегодня мы уже не пойдем ни за какими тележками..

2008

 

Гастарбайтеры

Если допустить, что в этом городе мы оказались впервые,
что нас здесь еще не признают за своих, и даже двери
на фотоэлементах не всегда срабатывают при нашем приближении.
Если вспомнить, как совсем недавно, одетые морячками,
потрепанные как чертовы (забытые дома) записные книжки,
мы ступили на предусмотрительный трап, чтобы, не смотря
на косые взгляды (вздохнувших с облегчением) попутчиков,
впервые покинуть самолет, а потом долго не могли найти нужные адреса...
Если вспомнить, нас здесь никто не встречал, и даже диспетчер
(или кто это говорит на весь аэропорт), объявила наш рейс, едва
сдерживая смех, как будто ее (тем временем) щекотали все мойщики окон...

Если рассказать, как потом наугад приближались мы к центру,
стараясь не привлекать внимания, пряча в сумках трафареты
(таковой, как мы считали, был тогда у каждого приличного человека),
а в отношении вашего города мы носили определенные планы...
Как продвигались мы вдоль стен, пряча в сумках все те же трафареты,
передавая эстафетные баллончики... теряя на ходу (бесчисленные)
мелкие детали любимого детского конструктора...
Как подпрыгивали днем за спинами фотографирующихся туристов,
чтобы попасть на их снимки (попасть на фотографии), которых мы
никогда не увидим – и таких фотографий теперь уже существует немало.

Если вспомнить, как искренне мы были убеждены, что сможем заработать, став на несколько часов в день, огромными зайцами на детских праздниках или (столь же большими) паралоновыми хот-догами на привокзальной площади.
А, по рассказам, кто-то из наших уже давал здесь уроки православной аэробики...
И хотя (по истечении положенного срока) мы так и не научились отличать ваши нули от букв «О», а двери на фотоэлементах за всю историю вопроса...
в общем (как уже говорилось), открывались неохотно, мы все же надеялись еще как-то зацепиться и уважали себя от того не меньше...

Достаточно вспомнить, как встречались мы с людьми,
которые могли быть полезны и все устроить, но там было
так громко, что мы могли лишь снова и снова здороваться с ними,
сдвигая длинные горлышки светлого пива (улыбаясь опять и опять),
и как-то без слов стало ясно, что конкретных предложений,
(по крайней мере, пока) у них для нас нет. Тем не менее, все надеются, что мы хорошо проведем время... И, знаешь, запомнилось, как ты вдруг сказал:

«Нет проблем! Спешка не в нашем стиле. Найдете нас позже
на городском пляже, куда (в сопровождении стюардесс и писем из дома) мы отправляемся, чтобы запустить на прощанье воздушного змея...
Двигайтесь на ориентир – оранжевый кот в синем небе. А если кто нуждается больше нашего, мы еще можем собрать по карманам пару сотен – вернете потом, когда будет такая возможность. Все равно, здешние монетки (по возвращении)
сгодятся нам разве для закручивания небольшого размера винтиков».

2006

 

Долго ехать

Выехали три часа назад.
Пейзаж не менялся от самой Риги.
Скучнее концептуального видео.
Концепция "Мама, скоро мы уже приедем?"
Лучше бы просмотреть весь путь на перемотке.
На кинопленку с такой расточительностью не снимали.
Зонтик на дне ускользающего ниже кабриолета.
Молодые женщины в открытом ветру салоне смеются.
Наша команда с борта подлодки смотрит угрюмо.
В последнем поселке вышли все пассажиры.
Впустили в салон немного воздуха.
Они не досмотрят до конца наш фильм про дорогу.
Только медведь в обнимку с бледной девушкой.
И рыбный запах проедет с нами еще остановку.
Вот уже и асфальт кончился.
Белая пыль набилась в салон и заняла все места.
(Или - всё место?) и стоит теперь взвесью.
Если бы потливая тетка не запретила открывать окна,
сейчас их все равно пришлось бы закрыть.
А на картине.. на карте эта дорога - шоссе не хуже других.
Значит, это колеса приняли форму произвольных многогранников.
Произвольных многогранников, если есть такой термин.
А то, чего бы такая тряска.
На Раймонда Паулса в возрасте похож недовольный водитель.
Казалось бы, годами созерцая разметку, мог бы уже утешиться.
Под гору он включает нейтральную скорость.
Так делают все опытные раймонды паулсы
На солярке экономят, наверное.
Какое-то время автобус катится без помощи двигателя.
Постепенно сила инерции иссякает.
Под шуршанье щебенки стрелка спидометра накрывает цифру пятьдесят.
Тогда ее с шумом подхватывает двигатель
и снова ведет вверх. Изнурительно...
Отмечать все это изнурительно.
Мама, ну когда мы уже приедем?
Вдруг девушка заученным движением вспарывает медведю брюхо.
Было у меня нехорошее предчувствие...
Черный кадр продолжительностью одна секунда.
Девушка привычным движением вспарывает брюхо медведю
И достает из его чрева бумажную салфетку.
Просто хотела закрыть от пыли лицо.
Медвежонок ее - это, оказывается, рюкзак
Просто рюкзак, а на животе - молния.
А девушка, наверное, учится на вечернем.
Сама платит за учебу.
На пару с однокурсницей снимает квартиру.
Днем работает в конторе.
А сегодня ее наверняка довели до слез.
Наверняка довели до слез коллеги с большими окладами.
Поэтому она без косметики - совсем бледная.
Допустим, едет на хутор.
Наверное - к родителям.
Хотя, что мы об это знаем...
Не понятно, как все это должно кончиться.
Выходить на конечной.
Там еще кусок пешком,
если никто не встретит.
Дорога идет среди сосен.
Может, подвезут соседи.
Пройти заброшенным полем.
Бросить вещи в тени.
Взобраться на дюны.
Выйти на берег.
_


год времени

все что я могу сделать сегодня вечером
припарковать рядом с твоим домом
этот свой пыльный фургон с надписью
фрукты тропических стран
и пообещать что утром до работы
мы обязательно съездим к морю
пока стоит такая погода
но ведь все равно получится что проспим..
говорят окраины сгорят вместе с летом
и тогда дерево в нашем дворе - это каштан -
опаленным краем десятого месяца
срежет к чертям городскую башню
на что есть верная примета:
видишь листья который день
показывают обратную сторону
дереву сделать такое труднее
чем заложнику подать беспомощный знак
в стране где к ним
никогда не приходят на помощь
чтобы не создавать прецедент
понимаешь обугленные зазубрины
обугленные зазубрины
всю зиму в окне
вот что будет потом..
но пока день освещает
две грани любого дома
открою тебе причину своей печали:
этой весной с живого друга
гипсовую снял маску
за что похоже наказан
_


Бассейн

Тень вытягивается перед ногами и удлиняется до тех пор, пока я не оказываюсь в зоне притяжения следующего фонаря. Новая тень – резкая и темная – заходит со спины, накрывает старую и тоже тянется из-под ног, пока не иссякает в свою очередь. Так повторяется много раз – медленно и равномерно. Так промозглой осенью идет с работы человек. Стемнело раньше, чем он вышел из офиса, он думает об этом, то есть не о чем не думает, а крутит перед собой этот факт. Холодный дождь, но я иду в бассейн, испытывая это неявное противоречие на прочность. В бассейне я встречаюсь с друзьями, у нас - целая дорожка на четверых! Два раза в неделю. Оплачивает работа. Грех не пользоваться. В фойе встречаю давнюю знакомую, она ждет из бассейна своего шестилетнего сынишку – он плавает до нас. Оказывается, у нее есть сын. Я их никогда не видел вместе. В душевой я встречаю его среди других детей.. Это должен быть он – узнаю по унаследованным чертам. Забавно, он мог бы рассказать своей маме, то, что сама она может узнать только при желании - моюсь ли я мочалкой и без плавок, как предписывает плакат в раздевалке, здоровая ли у меня кожа, развиты ли мышцы.. Так не честно - у меня нет своего человека в их тылу! Мы плаваем туда-сюда и придумываем себе соревнования. Плаваем наперегонки по-деревенски, без стиля. Или повторяем знакомые всем движения пловцов. У нас не очень-то получается, мы глотаем много воды оттого, что рот закрывается не герметично и не в то время. Заплывы повторяются много раз, меняются правила: грести только ногами, грести только руками, кто дольше пробудет под водой или еще - плыть на спине, удерживая перед собой над водой пальцы ног (это самое смешное). Устаешь жутко, но пот, не знаю, выступает ли он вообще, наверное, смывает вода. Ныряем вниз головой с бортика много раз и вот уже без лестницы трудно выбраться из воды. Все. До следующего раза. На пути домой потяжелевшее полотенце за спиной застывает на морозе, в точности принимая форму рюкзака.
_

Напоследок: несколько причин, по которым я потерял слух

легко потерять слух если престарелый таксист умничает всю дорогу
ладно бы говорил о девочках и контрабандных сигаретах
которыми торгует всю жизнь так ведь нет - пытается обратить
в какую-то религию что ли голос его перестаешь слышать за окном
немые картинки становятся телевизионным сопровождением
к поющему в салоне барду а сам таксист уже только открывает рот
невпопад поглядывая то на тебя то на дорогу..
или вот тоже - и это вторая причина по которой я потерял слух -
после стольких лет встречаю иногда бывших подруг по школе
и каждая из них не позднее восьмого по счету слова произносит
предательским тоном "мой муж" и дальше повторяет этот "мой муж"
достаточно часто так что ничего кроме этого сиреневого "мой муж"
нельзя уже разобрать а сама прожила год в Америке.. после упаковка
никак не рвется в обозначенном пунктиром месте
и вообще долго еще переживаешь..
и наконец главная причина по которой я перестал слышать: помню
покидая мой город чужие шеренги на совесть чеканили шаг
гражданская мостовая исходила трещинами искусство строевого шага
состоит в отчетливости и равномерности в отчетливости и равномерности
шеренга равна шеренге - шаг шагу удар подошвы каждого рядового
сливается в общем ударе строя интервал тишины строго выверен
за ним следует неизбежная рифма следующего шага так вот
этими своими солдатскими сапогами маршируя мимо окон моей кухни
вся эта русская литература и оттоптала.. и сбила мне слух напрочь!
_

До 2001 года


* * *

Уже осушены фонтаны,
монеты собраны со дна,
довольствоваться желудями
придется тем, кто опоздал.
По паркам псы пасутся. Стая
хвостами ворошит листву,
и мускулистыми носами
прохожим тычет под пальто.
Намордники мешают лаять
и что-то найденное съесть..
Задумчивыми пастухами
хозяева так каждый день
заката ждут.. И вот как раз -
им с крыши знак - посол японский
спускает флаг, вдыхая пар.
Круг красный смят.
Как село солнце
из-за домов, жаль, не видать!
_


Пусть спелые каштаны
падают и остаются целы.
И в доме с шелестом
вода по трубам
несет песчинки.
На фотографиях
такой высокий лоб,
а борода над ним -
как будто
лицо перевернули.
На большом шоссе
все быстро ехали,
он шел.
И камень угодил
из под колес в лицо.
_


Я буду в теле
холеным дядей,
когда мне будет, дядя,
сколько вам.
Ухоженный,
восполню кожу молодую
одеждой новой.
В карманах будет тишина -
бумажными или на карте всё.
Я просыпаться буду поздно,
как сейчас -
так, что знакомых
не будет дворников
самых ленивых даже.
Занятий много --
взглядом серых линз
я буду сбрасывать
мороженое с пало-
чек! Уже сейчас
мне часто удается:
как мимо казино ни прохожу,
так автоматы просыпаются деньгами.
_


Не отпускал рукав,
я дергал,
повторялся,
я хотел остаться,
я повторялся,
как там-там в джаз-банде..
Обратная дорога:
велосипедисты
меня нагнали.
Сошли на землю.
Долго били. Был
им нужен твой подарок.
Но -
как они узнали?
Отвечай!
С тобой
мы перехватывали с губ
губами, не упуская,
как музыканты, бережно
передают, не прерываясь,
соло.
_


цвe'тa oтpaжeннoгo зaкaтa
cтeнa нaпpoтив
oкнa бeз зaнaвecoк
eдинcтвeннoгo yтpa
бeз бyдильникa
пpocнyвшиecя вмecтe
co в дeлo-плaнe
yчтeнным cплинoм
co cчacтьeм нe идти
дo вeчepa
"цвe'тa oтpaжeннoгo вocxoдa"
нaзoвитe тeни
нoвыe
для вeк
a
нeдopoгим peшeньeм интepьepa
эти cлoвa в opнaмeнтe oбoeв
_


He пoкyпaйтe
лaтвийcкиe тoвapы.
Teпepь нe нaши.
Oни -- пapoм yшeл кpacивыx
из пopтa
из oбopoтa вывeдeнныx
мyжчин и жeнщин.
Oт pyк oтбили.
В пpиcлaнныx жypнaлax
из Eвpoпы
в pyкax иx paзныe тoвapы.
Taк пoбyждeнныe, пpиoбpeтaйтe,
чeгo oни кacaлиcь. Этo
oтчacти дoлжнo вocпoлнить
yмeньшeннyю
пoдиyмнocть yлиц
yмeньшeннyю знaчимocть cтoлицы
чиcлo o г л я д ы в a ю щ и x c я
пopoдиcтыx людeй.
_


Двe тыcячи,
чтo в зooпapках запрут бoлeзни,
что yзкими к двyxтыcячнoмy гoдy
cтaнyт мoи глaзa,
глyбoкo и близкo поcaжeны cтaнyт..
..кaк человек, не помню из какого фильмa..
..блeднoю cтaнeт кoжa бeз пop..
..я нoчью пpocнycь oт тoгo..
..чepeп вздyeтcя и мaтoвый лoб
тяжeлo..
..чтo кoмнaтy зaтoпит cвeтoм..
..тяжeлo нaвиcaть cтaнeт
нaд мoими глaзaми
a caм я -
oт cтpaxa cyxoй и живoй чeлoвeк
cyxoй бaбoчки кpыльeв.. тo ecть -
мeждy кpыльями выcoxшeй бaбoчки лягy.
_


Я ждaл,
чтo тoлькo кpacивыe люди
зaceлят cтpaнy,
будут жить, кaк Moнтeнь
yeдинeннo.
Дpyг c дpyгoм вcтpeчaяcь, бeceды вecти
только oб oпытe чeлoвeкa.
Oни кaк двopянe - тe,
y кoтopыx вчepa oтoбpaли кpecтьян,
нe cлyжaт.
Тратят
бeз cтpaxa, бepyт cкoлькo нaдo -
вaжнo дyшe
никoгдa нe oткaзывaть,
нe вaжнo, чтo в дoлг.
Любили игpaть.
Дap им: нe пpoбyя вce,
вce, кaк oнo ecть пpeдcтaвлять.
Я бы тaм винoчepпиeм cтaл,
caм бы нe пил,
так yзнaл,
чтo нe нaдo
былo книг мнe читaть,
кoгдa вce
в вoздyxe pacтвopeнo.
_


..пришел в себя -
одно расстройство.
Шуршанье пол[е]-
этиленовых пакетов
веселит повсюду.
С ним - ожиданье каждый раз,
что в вызванной кабине лифта
я, наконец, увижу труп.
Но в стены
уходят двери - и пусто.
Или люди, или пусто
всегда. «Спасибо».
Упакованные вещи
положу в пакет.
Созвучие любое,
любое сочетанье слов -
и это сочетанье - вызывает
мой искренний, как звери смех..

Так жаль, но не могу, как прежде,
размышлять я
в р и т м е п о д с т р о ч н о г о п е р е в о д а.
_


Хоть и люблю,
cлизнy cлeзинкy,
а вникaть нe cтaнy.
Я нe нeбрежен -
cocpeдoтoчeн:
я стараюсь
лицo нe мopщить,
чтoбы к кoнцy -
pтa yгoлки
ни вниз, ни ввepx..
Пусть не бывает..
А мне без зеркала нельзя,
все остальное..
_


Шел город, как направляла его река,
годами противо-положности смывая
в серый тон.
До первого собора от стоянки дикой
было полпути
и полпути до твоего рожденья.
Но время бесконечно можно
делить на половины..
По-прежнему автомобильная стоянка
в пяти минутах от центральной площади,
и до закрытия осталось полчаса.
А что и изменилось - только отраженья зданий
добрались до середины
реки, сменившей имя на названье..
..Стали красивыми названия болезней.
Вчера, перед морозом река еще живая отдавала свое тепло с сочуствием таким, какого горожанин и ждать не мог.
_


Почти что незаметная снаружи,
дрожь нескольких домов,
избитых изнутри
в своих подвалах
глухо
звуком и толпою,
почти не нарушает
порядок гаснущих окошек,
не более влияя на таяние льдов,
вода которых собиралась
тем временем в колодце..
..Я живу в колодце,
так называют дом,
собою окруженный.. Здесь
от мирового серебра в избытке
щедрее стали люди,
а в окна видно
только облака..
и здесь другая дрожь..

..Но странно,
что к тебе попало это,
и что ты помнишь
по имени меня
_


Вот - дети.
Трогают
людей и мусор
для опыта.
Я уверен,
если
поддакивать им
по радио Beatles FM,
их можно
убедить заразиться.
_


В комнате девушки на стене висят корабельные часы. Они не могут больше тикать, даже если их заводить. Стрелки этих часов остановились в таком положении, что девушка никогда не видит на них точное время. В 6:30 она еще спит, а в 18:30 уже уходит в академию.
Обо этом можно думать, лежа на ее постели, можно даже успеть развить целую теорию о времени и часах, пока она разговаривает по телефону.
Скоро идти, но время еще есть. Можно встать и рассматривать другие вещи в ее комнате. Так можно легко найти то, что объединяет всех людей. Это вопрос - один, самый важный, который каждый человек, что называется, повторяет до самой смерти. Я задам его спустя два абзаца.
Что удивляет - нам легко даются разные ответы на этот вопрос. Их нет только в книгах. Да, эти истины бесполезно записывать. Каждый вновь полученный ответ очень быстро устаревает, потому что время уходит вперед. Но нас и это устраивает, мы можем снова спросить..
Хотя.. Очевидно - время идет не вперед, а по кругу. Негодный ответ уже на другой день может оказаться близким к тому, как есть. Как это бывает, все ответы заранее известны, но сам вопрос от этого не становится меньше. Иначе и быть не может на круглом циферблате.
"Который час?" - вот он - этот несомненный вопрос! Мы задаемся им так часто! Все ответы заключены в двенадцать чисел на циферблате и, кажется, сколько бы не жить - весь смысл в одной ловле стрелками ускользающих сочетаний!
К этому времени девушка вернется. Прежде чем она скажет, который час, можно еще раз подумать, что в распоряжении этого вопроса человек и вечность, что ответы на него можно при желании сосчитать, но их нет в книгах и их нельзя доверить ученым.
Каждый вновь полученный ответ очень быстро устаревает. Но нас это устраивает.. Все ответы известны всем, они заключены в двенадцать чисел на циферблате и, с ходом стрелок, чередуются по кругу. Положение этих стрелок - единственное, что интересует каждого из нас до самой смерти.
Я почти уверен, что этой ночью снова проснусь в то мгновенье, когда время совпадет с остановившимися стрелками на уподобленных иллюминатору часах.
_


Твоя беда в том, что ты живешь далеко от моря.
Ты видишь не горизонт, а ту изломанную полосу, где небо у тебя соединяется с деревьями и строениями. А эта полоска, сам понимаешь, находится слишком близко, и все линии не успевают сойтись в одну точку.
Такова твоя перспектива.
Но и поле твое загородное тоже не годится. Оно скрывает общую форму планеты, обманывая рвами и холмами.
Увидишь сам - только вода до края может лечь правдиво. На берегу моря сразу понятно, что ты торчишь во весь рост над поверхностью и нет никаких шансов.
Потому что соль в морской воде извечно превращает землю в песок, а планету в абсолютный шар. Конечно, это не завершится при нас, но дюны теперь следует сажать на оба края.
Чтобы не наступал песок моря с его нечеловеческим совершенством, и чтобы зеленые болота с твоей стороны остановились в теперешних границах.
_


Я просто тащу деньги из заднего кармана джинс.
Без счета заработанное кончается быстро, как карьера хоккеиста. И, когда ничего не остается, а домой возвращаешся пешком, обязательно заметишь еще одно измерение.. то есть замечаешь вдруг, что луна - это шар, не освещенный с одной стороны, а не плоский серп на небосводе, с другой точки зрения.
- Посмотри! Ведь это действительно нависает шар!
- Он может упасть?!
- Да!!
Так в полном объеме осознаешь, что шар этот, как узелки древнего индейца, должен напоминать тебе о чем-то. О страхе, о чем-то таком, что оба вы так и забыли-таки. Так и должно быть, если ты продаешь треть своих суток.
Зато в таком волшебном настроении легко придумаешь что-нибудь такое - эдакое, ну просто супер! Представишь может быть, сколько раз в секунду во всем мире нажимают на фотоспуск. Или фразу, например, придумаешь, которую наутро удасться успешно продать.
И тогда кто-то снова нежно касаясь зада, положит немного денег глубоко в карман моих брюк.
_


Я ни с кем не расстался.
Я понял это, когда потянул из твоего рта новую жвачку, а она не делилась. Во рту у меня была еще одна - своя, а эта бесконечно вытягивалась в белую нить между нами и не рвалась. Ее длины хватило, чтобы нам, веселясь, обернуться вокруг себя. Несколько раз. Чтобы потом отстирывать эту химию раздражаясь. Короче, ее длины хватает до сих пор.
Увидишь, я снова раскручу тебя на любовь. Можешь не верить.
Ты только позволяй мне только съедобные подарки. Чтобы после нас ничего не осталось. Чтобы мы угорали каждый раз, едва живые. Чтобы мы отказывались добивать толстых доверчивых животных, подползающих так близко.
Так вот - так я ни с кем и не расстался.
Я набираю в рот новой жвачки. Теперь мы знакомы. А в разные стороны от нас уже тянутся не отпуская белые нити, скрываясь за углами, за дверцами транспорта и гардеробов, за дверцами лифтов, в ртах проезжающих велосепедистов и в захлопывающихся на коленях книгах, в возвращенных на доплату письмах и в ныряющих на дно моря телефонных проводах..
..белые нити тянутся за рейсовыми самолетами, бесконечно тянутся по замкнутой стадионной дорожке и разметкой, сквозь нас, навстречу - по короткому шоссе, на скорость которого ты так расчитывал.
- Этой жвачки так много!
- Да! И, главное, никогда не становится меньше. Наверное, это даже может обернуться экологическими неурядицами..
- Представляю, как мы смотримся сверху, в общих чертах.
_


Когда я покупаю что-нибудь в нашем зеленом магазине, я отличаюсь от бухгалтера. Выходным утром помахав гантелей, подбираю у двери счета и бесплатные газеты. Иду за завтраком. Любуюсь встреченными в колодце котами - они растолстели к зиме, как дешевая колбаса. В подворотне стоит бабуля, сейчас спросит, который час и несколько раз переспросит. Так она общается с каждым от одинокости. Рядом тупо стоит человек-водка, который должен быть нашим дворником. Я и не здороваюсь с ним.
Уже на улице обхожу группу туристов. Каждый экскурсовод всегда повторяет: "Эйсинштайн, Эйсинштайн". Здесь все дома построил его отец. Пожалуй, кроме нашего дома и географического факультета, где у дверей стоят сейчас студенты с рюкзаками: у них часто походы. Дальше - закрытые окна музыкальной школы пропускают низкие тона разных инструментов, сейчас - контрабас. Еще есть несколько лавок, есть их хозяева - бизнесмены и их посетители - алкоголики. Магазин сувениров – это моя бизнес идея для этой улицы, его здесь почему-то нет, хотя туристов много. А я не берусь за дело пока не нашел денег.
Такая, вкратце, эта улица в тридцать домов. Каждый день я ложусь в нее как в пенал, подпитываюсь избыточными соками чрезмерной архитектуры, и помогает.
По пути я смотрю на каждую девушку и прикидываю, сколько раз было бы интересно встретиться с ней в своей жизни. Если бы довелось, с этой столько, с этой столько. Прикидывал бы это же и по пути в загс, но именно сейчас я иду за продуктами в наш магазин с зеленой дверью. Бубню без знаков припинания про себя и в слух: в моих руках ты девушка бандита ублажаешь.. Это мешает развится деловой хватке.
В магазине я не на шутку напуган штатовскими вещами и нашими, теми, что стали на них сильно похожи. Последнее время меня всерьез пугает укрупнение мировых корпораций. Правда. Порой настолько, что даже хочется погибнуть мирным жителем от ракеты, запущенной в сводки новостей, но упавшей неверно. Но, говорю я себе, не стоит думать, что ты лучше кого-то только потому, что некоторые грехи тебе не по карману.
У кассы я отличаюсь от делающего покупки бухгалтера. Я чувствую это глядя на ненужные вещи в моей корзинке, то есть в корзинке взятой у входа. Очередь движется к кассе вместе со мной. Осталось совсем немного. Но женщина за кассой, похожая на мою маму, не скажет - в этом я уверен [она никогда этого не делает]: "Не платите за эту всю эту дребедень, вам эта дребедень не нужна!" Она служит. А эта дребедень мне действительно не нужна, но когда мне хочется есть, я всегда покупаю больше, чем нужно. И во всем мире ни один человек, сидящий за кассой не скажет этого. Я плачу.
Бесплатный пакет из невнятных экологических соображений не беру и несу все в руках. Обратной дорогой туристов уже нет и теперь в голове все вертится отец, но не Эйзинштейна, а Тарковского, мол "в магазине меня обсчитали". А еще, однажды меня обсчитали на рождество..
_


В согретом городе..
..летом немного солнцем, в остальное время трудолюбивыми людьми..
..ты засыпаешь и сильно вздрагиваешь в моих руках. Тебя бьет током, как если бы сон, сгущаясь, пропускал электричество гудящего за стеной трансформатора.
В согретом городе ночью берегут электроэнергию на свете. Бережливые соседи замешаны друг на друге в прежних долях - один к одному. Свои старики еще отличаются от приезжих. Еще не все приведено в соответствие с тем, как будет. Но стройка и надежды. Пусть детей пока не много, но апокалипсис, эпилепсия цивилизации не про нас, не про нас. Город глубоко забивает сваи - будь уверен - все будет не хуже, чем у других.
Сбои. На стройке, по неумению, силовой кабель может упасть в реку. И ты почувствуешь это, когда откроешь кран или опустишь ноги со ступеней набережной. И даже если отправишься купаться к заливу - тебя еще будет немного бить током в морской воде. Скоро догадаешся, что это не повод покидать родину. Весь город уже будет знать и ты подумаешь о строителях, что они, как и все, просто еще не очень привыкли ухаживать за этой землей. Это наживное, и правда - подумаешь.
Подумаешь и очнешься.
- Давай-ка, мы ляжем на один бок, - скажу я, - прижмись к моей спине, держись за меня крепче, как если бы мы мчались, не сбавляя скорости, а не засыпали, отдыхая в конце недели. Запоминай попутно сны - еще расскажешь мне утром.
_


ДЕДУШКА

Дед мой умер в прошлом году. Родственики поставили на его могиле некрасивый памятник с богородицей. А он был материалист. И я материалист от него, и знаю, что ему нравились праздники - Сретенье, Успенье, Покров и другие, а в бога он не верил и попов за мужиков не считал.
Когда дед был молодой и у них с бабушкой дети были маленькие и еще не все, его перевели из одного маленького города в другой. Они с бабушкой были красивыми, как мы сейчас. Дед был главным над лесниками, а бабушка дома.
Дом им поставили на горе. Многие жители города проходя мимо крестились на дедов дом. Бабушка говорила, что все молятся на ее мужа, и смеялась. И теперь, когда рассказывает, смеется. Просто раньше на горе стояла церковь.
Еще, дед был весь в осколках и после войны закончил партийные курсы, чтобы стать начальником. Бабушка вышла за него из жалости и из принципа, чтобы он не думал, что больше никому не нужен. Сама выходила его после контузии, так, что к рождению второй дочки он даже не хромал. К тому же, бабушка не давала деду пить, кроме как для лечения.
Поэтому они прожили вместе пятьдесят лет.
Он придумал одно устройство, которое теперь стоит на всех комбайнах, и теплицы для елочек и сосенок, чтобы быстрее росли. Дед несколько раз хотел покончить с собой и летом уходил в лес с ружьем. Зимой с собаками охотился на зайцев и сам валил лес "Дружбой" на дрова. Один построил баню и клал печи.
Он не мог пить чай без колотого сахара, а в кружку вместо лимона опускал дольки апорта. Апорт и антоновские яблоки всю зиму, были из сада, в котором и сейчас их больше, чем можно съесть. Дедова бабка была колдуньей, но он мог только снимать сглаз водой и знал настоящие слова Комаринского мужика.
У деда всегда было больше земли, чем можно и раз в три года ему давали новый запорожец. Дед не любил телевизор, но всегда смотрел новости и матерился. Он мог ответить на все мои вопросы, так что я их даже спецально придумывал, и называл меня Артюхой. Летом он брил меня машинкой налысо, оставляя только чуб, поэтому теперь у меня хорошие волосы.
Лежал он не больше двух дней. Прежде продал машину и оставил бабушке денег в госбанке.
Я и сейчас его люблю, хоть и был на его могиле один раз.
_


до 1999 года

Иди ко мне
"..you will be woman soon.."
Но выключи же этот видик.
Поставь CD,
сейчас пойдет и Гершвин,
сейчас тепло и все еще светло,
окно открыто,
слышно все
и нас скрывает только дикий виноград.
Хитиновые птицы будут виться слышно,
но не ужалят
наших движущихся тел.
Взгляни, вот фотография моей жены,
ее прекрасные черты мне назови..
- Ты не женат!
- ..а снимок найден
в кармане бородатого мужчины
ее любовника,
она мне изменяет..
- Ты не женат!
- Я не женат,
присядь, а я пойду,
как и предсказано,
сквозь ряд,
туда, где уже ждут
д е в и ц ы с н е р ж а в е ю щ и м и д е т а л ь к а м и в н у т р и.
_


ТО ЛИ НА ПАТРИАРШИХ, ТО ЛИ НА ЧИСТЫХ ПРУДАХ

Мы встретиться договорились
в центре станции метро.
Ты пришла такой, что вспомнил я,
то, что не видел сам,
но знаю, как и все мы,
неплохо:
платочков теребимый ситец,
в руках девчонок, что стоят в сторонке,
в 50-х где-то,
где по статистике
их больше, чем ребят.
Архитектура
одной из первых станций метрополитена
подтверждала стиль.

Мы пошли к прудам,
и если здесь снимают кинофильм,
то нам одежду бежевых тонов,
как главным персонажам подобрали,
чтоб выделялись
на черно-белом фоне
массовки, парка и вновь сырой земли.
В этом фильме
послевоенную оставили нам роль
и мы почти
выдерживаем образ.

Ну разве что
я не достаточно небрежен,
а ты, пожалуй, одета слишком строго..
..взять меня под локоть - это чересчур.
Плащевка и вельвет, наверняка из разных
десятилетий, не помню точно..
Неграмотный художник по костюму
или невежественный зритель виноват.

Ты много знаешь об этом месте.
Достаточно, чтоб я не думал вслух
опять о том, что гимн моей страны,
переводя на русский,
составлен из двух частушек.
Да, ты права - в других прудах
такой воды прозрачной
не может быть.
Ну разве что еще в одном пруду неподалеку
почти таком как этот.

Мохнатые и дикие такие
водоросли,
как из жарких стран,
что представляешь невольно
и передергивает,
как коснутся тела.
И утки рыжие - опять-таки -
большая редкость,
наверное уже не улетят.
Нет,
я спрашивать не стану,
почему один пруд,
и не потому,
что знаю.

Сделав круг, но так и не дождавшись
книжного трамвая,
прощаемся красиво, как не здесь,
помня о камере и старой
эстраде..
я долго вслед тебе смотрю.
Ты не оглядывайся..
Оглянулась..

До завтра.
Останкинская башня
отбрасывает несколько теней на облака,
она соединит нас
- так мы условились -
послужит
городской звездой,
которую ты видишь
из своего окна
и знаешь, что ее же
я вижу из своего.

Так мы сможем
друг о друге думать перед сном.
Так я вспомню,
что для соответствия
- так чтоб совсем -
тебе недоставало одного из тех
больших и желтых
чистых еще листьев, что лежали
повсюду на земле.
Взять в руку..

и вспомню,
что видел
на обратном
пути я,
как в новой форме
милиционеры молодые
в метро
иличом йечах,
что значит -
хачей мочили.
_


Предплюсна, плюсна, фаланги пальцев
Предплюсна, плюсна, фаланги пальцев.
Надев темные очки повторяй эти слова.
За очками чудится какая-то глубина,
но высказать ее нельзя
за словами чудится какая-то глубина,
но высказать ее нельзя
в поэтах наблюдается какая-то глубина
какая-то пустота какая-то пустота какая-то пустота
Предплюсна, плюсна, фаланги пальцев -
это поэзия, это стихи.
_


Давайте я буду великаном
прошу за метр считать
длину моего члена
мое имя произошло
от названия туристической фирмы
IQ моей жены
позволяет нам
безбедно бороться
и скоро мы станем
героями одного старого анекдота.
_


Нам с моим начальником
не жалко неудачников
а у вас от холода
красные носы
электрогитары в наших руках
как заряженные фаллосы..
наша сцена и цена все выше
и шум ликующей толпы
уже еле доносится..
_


В одном
троллейбусе с народом
направляется на работу
полицейский.
Он уже в форме,
но еще не на службе,
а уже никто
не смотрит
на него прямо.
_


Olafam Muizhniekam

Кто кашлял
на латышском языке,
носил в карманах
мятные конфеты
ни-икогда не писал
стихов о любви
остается всегда молодой.

Если б рельсы лежали
вдоль ваших спален,
он бы ездил
всегда в поездах,
ни-икогда б не читал
стихов о любви.
Он уверен только в одном:
в с е п р а й с л и с т ы с о с т а в л е н ы л ю д ь м и .
_


до 1996 года

МЫЛО МОЕЙ МИЛОЙ


Это медленные стихи о любви..

Десять минут назад
я отправил ей письмо,
но как медленно ходят почтовые поезда -
lidz sim bridim es nesanemu atbildi.
Все влюбленные хотят жить на улице Алберта
где самые красивые в Риге дома,
а она уехала
dzivot lauku klusuma,
читайте о ней в старых газетах.
Так хочется дарить ей
всякие вещи с подтекстом..
И я дарю,
значит и я влюблен.

"Девушка моет зубы..
..я накрыла тебе постель.."
Моя девушка - латышка,

номера телефонов,
что помнит она,
совсем не знакомы мне..
Имя моей любимой
произошло от названия банка,
оно записывается одной буквой.
Она говорит:
amo ergo optimus -
люблю следовательно лучшее.
Я был готов верить,
что это навсегда,
но она у меня требовательная -
покоя не будет.
Она знает такие тонкости..
Оказывается, внутреняя часть тротуара,
по которой прилично идти женщине,
всегда выше той,
что ближе к проезжей части,
впрочем, и без того
она выше меня ростом,
так я пожалуй перестану сутулиться..
У моей любимой хороший гороскоп,
у нас большие планы.
У нее французская фамилия,
у нее греческое имя,
и я не уверен,
что пишу его правильно.

Да, это что-то новенькое -
"Я положил на газ чайник".

Моя любимая,
как заповедник природы,
kur es ne kad neesmu bijis.
Она прекрасна,
у нее круговорот частиц.
И, конечно, не место человеку.
У моей любимой водоем сильных чувств,
прощайте,
мне в нем суждено утонуть.

"Воробьи -
это такие мыши, у которых.."
В моем синем
"блокноте для строчек
приходящих в голову неожиданно"
от любви
мало белых,
зато
много чистых страниц.
Морбусофобия -
не гадайте -
это болезнебоязнь.
Ложась спать, я всерьез думаю,
что если записывать все подряд
в синий блокнот,
то все подряд и будет стихами.
Это от любви.
Мне нравится все синее.
_


Запах тлеющих яблок - это приближение осени,
ты еще можешь зайти в эти сады -
здесь все еще уютно,
но так будет не долго - торопись.
Это время писать дневники,
писать - "как я провел лето"..
Ты еще умеешь писать?
Коротко,
оставь бумаге все, что задумал и ложись спать -
cкоро осень - в таком климате ничего не успеваешь сделать.
Впрочем,
у тебя еще есть время надкусить несколько тлеющих яблок.
Да ты не нервничай,
не смотри в небо,
не смотри на дельтаплан над тобой.
Не смотри - это до глупости хрупко.
Скажи: "Дельтапланерист - пилот отчаянной машины."
- Дельтапланерист - пилот отчаянной машины.
Молодец.
Нравится вкус тлеющих яблок?
Это вкус твоей родины.
В этих яблоках суета твоих предков,
очень много суеты:
пот твоих предков прошел сквозь ствол и теперь он в яблоке,
слезы твоих предков прошли сквозь ствол и теперь они в яблоке,
радость твоих предков прошла сквозь ствол и теперь она в яблоке.
Семя отцов и вата матерей в этих яблоках..
Ну, поел? Так ложись -
в этом году опять ничего не успел.
_


- Поставил чайник на плиту,
попил чайку, пошел гулять,
пришел домой, попил чайку,
чего-то записал,
поставил чайник на плиту,
попил чайку, прилег вздремнуть..
- ..... .. .....!
- ..О чем же рассказать тогда?!
- ..... .. .....?
- Господь взял гвоздь,
гвоздь заржавел,
господь его согнул.
Засунул в ухо мне господь
согнутый ржавый гвоздь.
У вас я, я видел, нет гвоздя,
а в остальном вы как и я:
поставил чайник на плиту,
попил чайку, зашел ко мне,
попили чай, пошли гулять.
Господь изобретателен и не ограничевается одними лишь гвоздями. Человек увертлив и не всегда попадаешь ему куда следует.
_


В городе, через который прошли самые-самые,
поставили им десять памятников.
Город очень любил тех, кто в нем бывал
и, сотню лет спустя,
когда вклады в историю были сделаны,
самые-самые лучше места найти не могли,
чем в этих чугунных ноздрях.

Но однажды осенью
человек, вытиравший с памятников пыль,
прочитал им надписи на постаментах,
показал страницы букваря.
В тот день десять памятников,
с присущей им пластичностью,
ушли по четырем мостам к морю.
Ушли сидеть на песке,
смотреть в недоступное небо,
говорить: "Все то же, все та же история.."

В городе хватились привычного,
в городе хватили лишнего.
Хозяйки, читая заговор,
выбрасывали все, что было чугунного.
Когда же вышли, наконец, к берегу
никто не решился подойти к памятникам.
По обычаю послали за доктором.
Доктор не заставил ждать
и, добривая на ходу бороду, сказал:
"Главное ноги,
чтобы ни случилось - держите в тепле ноги".

И тогда большое лицо страха заслонило небо
и не мигая смотрело на город.
Человек, вытиравший городскую пыль,
записал в летопись:
"Это страшно, но мы вновь не сильнее самых лучших".
_

 

back to top