Menu

svarovsky

Родился 6 апреля 1971 г. в Москве

в семье журналистов. После школы работал на съемках документальных фильмов "администратором киногрупп". В 19 лет эмигрировал из Советского Союза в Данию. Полтора года провел в лагере для беженцев, получил политическое убежище, после чего жил в Орхусе, а потом переехал в Копенгаген.
Из-за того, что не видел для себя в Дании ясных жизненных перспектив, в 1996 г. вернулся в Москву. Женился. Стал работать журналистом, сначала на телевидении, а потом в печати.

Ввел в поэзию гротескно-фантастическое измерение (в том числе, с использованием штампов массового, прежде всего — американского научно-фантастического кино и советской фантастической литературы), сделав его основой для новой поэтической антропологии и нового типа «лирического героя», обломка советской цивилизации и вместе с тем джеклондоновского путника по неведомым пространствам и временам.

В 2008 году Сваровский выступил с манифестом «нового эпоса» (сам Сваровский утверждает, что это не манифест, а лишь попытка сформулировать текущие изменения в русскоязычной поэзии), обосновывающим обновленное понимание поэта и поэзии. Представителями этого направления он назвал нескольких современных российских поэтов — прежде всего Леонида Шваба и Арсения Ровинского, а также произведения Виктора Полещука, Григория Дашевского, Марию Степанову, Андрея Родионова, Павла Гольдина, Линор Горалик и других. Этот манифест стал первым после продолжительного перерыва (после СМОГ'а и куртуазных маньеристов) литературным манифестом, привлёкшим значительное внимание литературного сообщества. Специалисты отнеслись с вниманием к манифесту Сваровского, отмечая, однако, что точнее было бы говорить не о «новом эпосе», а о возрождении в изменённой форме традиции романтической баллады.


ВСЕ ХОТЯТ БЫТЬ РОБОТАМИ

один
в 10 лет мечтал дружить с роботом
в 14 представлял, как женится на девушке-андроиде
в 20 думал о том, как со временем сменит органику
на сверхпрочные углеродные материалы

учился на инженера
входил в комитет искусственного интеллекта
каждое лето проводил не у моря
а у монитора
ходил в турпоходы только в виртуальном пространстве

вот, значит
как мала человеку земля
и даже близкие ему – обуза
и причём
никто никем не доволен

китайцев раздражают индийцы
русских ненавидят поляки
немец всё время в чём-то винит француза

арабы говорят, что они боливийцы
эфиопы
приехав в Европу
рассказывают, что они, на самом деле, кенийцы
европейцы вообще
делают операции, заменяют уши, волосы, лица

каждый ищет чего-то другого
чего-то каждый стыдится

никто не хочет быть тем, кем родился
с удовольствием забывают родную речь
свой город, где кто гулял, учился

белому подавай обязательно жену-таитянку
мотоциклист за бешеные деньги переучивается на водителя танка

и этот тоже опять за своё:
только роботы умеют любить
им в голову не приходит мысль об измене
что может быть крепче привязанности неорганического материала
бесстрастного, неподкупного этого сцепления
неорганических молекул?
что проникновеннее электрона?
они
не хотят ни есть, ни пить
смерти не знают
искусственное сердце ничем кроме любви-то и не занято даже
только любят, надеются
скучают, страдают

а тут, значит, мальчик один
сын друзей
сломал себе руку
расколол себе локоть
врач сказал: это конечно
не подлежит лечению

вставили металлический

сам
живее некуда:
никаких там клонов в роду
наполовину татарин, наполовину еврей

а ходит гордый
хвастается:
я же теперь как киборг

(и это только начало)

во мне уже 124 грамма
неизменного
неорганического материала

дедушка его по матери
(между прочим, мулла)
плачет
всё время головой кивает
смотрит телевизор
ничего не понимает
спрашивает: это что всё значит?
ай, говорит, обидно
что же это такое?
ничего не понимаю, что люди друг другу говорят

и всё такое
какое-то никакое
ни добра тебе
ни настоящего даже зла

 

НА ЛУНЕ

тусклый свет
аварийное освещение
пустое заброшенное заводское помещение
сирены
над морем мигают огни удаляющихся кораблей
и от давления корчатся стены

ты как будто одна
ты вся такая в скафандре
обречена
тиха

одно выражение твоих глаз
достойно рассказа или стиха

в рации раздаются чьи-то команды
и уже истерическое ха-ха

тебе страшно как в детстве
когда удаляли гланды

а тогда на Луне
ты помнишь

сидели спина к спине
ни на что не надеясь
сжимая в руках лучемёты
ожидая прихода
бесчувственной
и беспощадной
киберпехоты

я был тоже очень испуган
и этот страх был нашим единственным другом
подтверждающим
что мы ещё живы

(вот, кстати, куда заводит жажда наживы)

помнишь
тогда
поскольку все коды взломала
венерианская мразь
каждый использовал только простую связь

и по открытым каналам свободно неслась
всякая ругань

и внезапно ты повернулась
прижалась ко мне
и тут
какой-то голос в наушниках
громко сказал:
Серёжа, этот горящий порт напоминает мне
железнодорожный вокзал
в Бердянске
в 2075-м году

на секунду всё прекратилось
и во временной тишине
мы
вглядываясь в темноту
рассмеялись
и тот же голос
афористично ещё и вот так сказал:

на Луне
Серёжа
как на войне
кстати, у тебя обгорела рожа

а мы такие
сидели спиной к спине


ДВА ТОВАРИЩА, ТАКЖЕ ХЛОР И ФОСГЕН

третья мировая война
август
1935-й год
всё горит
командование объединённых войск
две недели пьёт

японцы под Оренбургом
используют в ассортименте удушающий газ
а два часа назад в воронку, где сидят
Воронцов с Нерсесяном, угодил фугас

во время затишья возвышенный Николай
говорит под дальний рокот
под свист в ушах:
как прекрасна моя страна
посмотри же
что за дивная пелена
что за дымка летит
над степной травой

говорит Вазген:
это хлор и фосген
подумай-ка головой

продолжает возвышенный Николай:
за туманом, слышишь, деревня просыпается
вот скрипит колодезный ворот, вот лай
собак
вон стройная вся селянка
в утренней дымке с водою студёной идёт

Нерсесян говорит:
то кувалдою чинят гусеницы у танка
и вдали работает крупнокалиберный пулемёт

в дымке ходит не девушка, а разведка
нервные люди в противогазах
стреляющие быстро и метко

говорит ещё Николай: чу, вдали знакомый какой-то я слышу гул

а Вазген:
скоро будет бой
но что нам с тобой?
мы уже не работаем
взяли с тобой отгул

два часа как мёртвые мы лежим
посмотри на руки свои
ведь они как дым
посмотри на тело
оно как дым

так
на поле ратном – два убитых красавца-товарища
как какие-то два костра
дотлевающих

и несутся в тумане
удары кувалды
команды
выстрелы
крики
ура-ура

 

СМЕРТЬ ДЕСАНТНИКА

Джексон
опытный капитан
заблудился
кругом – Титан

смотрит в видеоуловитель:
вдали
в мёрзлом песке
умирает десантник
один
среди метановых луж

видно – уже ничей

жизнь его истекает
как после дождя
стекает
вода в ручей

видимо, после бомбардировки
скорее всего, контуж
енный

кто такой
неизвестно

вокруг
только ангелы
так много
что мешают друг другу

на первый взгляд
им даже тесно

и роятся
роятся

наверх
восходя

 

БОЙ ПРИ МАДАБАЛХАНЕ

1.

Вова
напивается
в корпоративном ресторане
ускоренного питания
всё время
читает Кира Булычёва
Владимира Щербакова
и Роджера Желязны

по большей части
ходит небритый и грязный

дома всё время валяется
на диване
(женское воспитание)
иногда поёт сам с собой
в караоке
чтобы выглядеть нетоскливым парнем
также ходит по средам в рок-кружок
и поскольку нет слуха
занимается на ударных

живёт он с мамой
которая его во всём опекает
и попрекает
что он упрямый

2.

по пятницам
когда он отчётливо понимает
что жизнь есть пытка
бессмысленности

напившись
укрепляющего напитка
он думает: должна быть дана ещё
по крайней мере одна попытка
и засыпает
и внутренне представляет

3.

бой при Мадабалхане
там четвёртые сутки
по кайнагорцам
в упор
работают плазмой и тяжёлыми лазерами сталлане

пыль мешается с молекулярным пеплом
и даже бесчувственные машины
как испугавшиеся мужчины
уговаривают себя подняться в атаку

операторы войск
вообще как дети
сидят в удалённом контроле
но и те с трудом заставляют себя не плакать

главнокомандующий
барон де Койнако Стрикс
заперся в туалете
говорит себе: ты должен выдержать
должен быть крепким

в чёрном мареве боя
на горизонте расцветают
ядерные цветы

а
ты

4.

ты – робот
один в пустыне
после 121-й атаки
и твои кислотные баки
совсем пустые

остаётся ползти по раскалённому углероду
и думать, как не поджариться
и надеяться, что задние манипуляторы не так уж скоро отвалятся
в этом пекле
где
не имеет смысла искать ни кислоту ни воду

от высокого электромагнитного фона
все приборы молчат
точнее орут и кричат
безо всякого смысла
никак невозможно взять пеленг
на какой-нибудь свой маяк
спокойно в навигаторе проложить дорогу
всё
никто не придёт на подмогу

его начинают
беспокоить тяжёлые мысли
кажется, слишком поздно
что-либо делать
и он по подпространственному интеркому
молится не тому, кто его создал
но кому-то
другому

5.

– знаешь
у роботов ангелов нет
никто не беспокоится
не летит
не закрывает
невидимыми крыльями
нас в пути

поэтому в тяжёлый момент мы обращаемся напрямую
и вот я прошу
кислоты и воды

но
главное
я тоскую

мне кажется, я умираю
но как полностью неживая
особь
не получу никакого рая

я знаю
что мы с тобой не близки
и возможно
не можем
быть близки

у меня вместо носа
неприглядные
анализаторы газа
и обонятельные волоски

но
если я всё-таки есть
пускай я
тупая
жесть
и спутанные провода
и меня за тридцать девять секунд убивает вода

но я прошу
избавить меня
от этой
непонятной тоски

ты слышишь
что это за вой
там
это плазма

и там внизу
роботы опять начинают бой
ты видишь
со скоростью близкой к скорости звука
по пустыне несутся
уродливые
механизмы

так вот

они
не спасутся

6.

и после всего
ты остаёшься совсем один
среди комьев горелой земли
и несработавших атомных мин
такой же кусок металла
посреди войны:
ничей

ты не дышишь
и ты не слышишь
ни таинственного голоса
ни тишины

раскалённый
ветер
раскачивает наружу торчащие провода
они разноцветные в расфокусе
словно листья клёна
песок стучит о сухой металл

надо ползти
поскольку ты потерял
сервоприводы нижних конечностей
(это как всаднику без воды и верблюда
или коня)

я
как человек, получивший ранение
в лёгкие и живот
он недолго ещё живёт
и ему уже не нужно лечение

7.

я – на пороге вечности
кончается моё приключение

но если это возможно
господин живого
и неживого
послушай вот это слово:
спаси меня

избавь меня
от этой тяжести мыслей
от этой тупой некрасивой жизни
от жира
и от прыщей
от ежедневных супов
борщей
от оков
дай мне новое тело
другое дело
чтобы всё было не напрасно
научи меня одеваться по самой последней моде
сделай так
чтобы все оставили меня в покое
или чтобы все считали прекрасным
и
всё такое

или лучше убей –

говорит
приходя в себя
Володя –

но с перепою
или от того, что начинается грипп
и поднимается температура
он опять готовится к бою
и
вокруг пустыня
и льётся плазма
и он горит

 

КОТЛЕТЫ И ПОМИДОРНЫЙ САЛАТ
Трёхмерная телевизионная передача

(голос диктора за кадром. хроника)
– милая моя дорогая
пишу тебе поcле дефрагментации памяти
то есть где получится
я так устал
коммуникационное оборудование не работает
разбился главный ретранслятор
и полетел кристалл

движемся по инерции
и реактор встал

мой голос достигнет тебя
только через 4 тысячи лет
когда не будет ни тебя
ни нашего утопающего в саду персикового небольшого дома
наполненного знакомым
запахом готовящихся овощей
и этих твоих бесподобных говяжьих котлет
когда окаменеет
если не рассыплется в прах
приготовленный тобой медитерранский обед

всё больше думаю о вечности
и о тебе
глядя на прошлое, понимаю
что недостаточно ценил
людей
проводил время в беспечности
плыл по течению
подчинялся судьбе

какое у нас настроение?
конечно, все мы испытываем тоску и страх
и чувствуем себя как-то странно
как будто рефлексы медленнее проходят
от мозга к конечностям
но конец не страшен

Нина!
я очень надеюсь
что ты продолжаешь
как я люблю
класть в помидорный салат
свежий базилик
и сухой орегано
надеюсь также
что салат украшен
горькими греческими оливками
и котлеты твои всё ещё полны чеснока и тмина

а на десерт
погоди
дай догадаюсь
пропитанная сиропом малина
холодная и большая
покрытая взбитыми сливками

(за кадром. хроника)
– в 6023 году
на солярной орбите системы Д-2
что возле Дракона
у планетоида Мёртвая голова
был обнаружен военно-исследовательский корабль
2-го класса
"Аккона"

и
как нам рассказали
официальные лица
весь экипаж находился в командном зале
он мумифицировался

позже исследования показали
что умерли они от голода
за десять лет уничтожив все имевшиеся на борту припасы
которых хватило бы лет на 100

были найдены также эти записи
отправленные в центральный
исторический институт-музей
(расшифровка занимает более 200 листов)

(стэндап на раскопках)
– интересно
что потом
группой энтузиастов-археологов
и поддерживающих их волонтёров, друзей
согласно найденным записям
был обнаружен
указанный в записях дом

его руины
спрятались в зарослях мутировавшей малины
под слоем пыли
в одной из комнат
среди истлевших обломков обеденного стола
черепков посуды
кусков керамики отвалившихся от камина
были
обнаружены две полимеризованные котлеты
из коровьего мяса
и некая окаменевшая масса
которая, очевидно, могла
представлять собой
скорее всего, салат

да
вот
как
может случиться
с любым предметом
и через парсеки, тысячелетия
к нам возвращается память о том
что незначительно и забыто
и даже простая еда
стучится во врата бессмертия

(за кадром. раскопки, город)
– и особенно интересно
что, узнав о находках
рядом с местом, где был этот дом
в городе Иль-Уаллат
местные
жители опять готовят древние эти котлеты
и помидорный салат

(синхрон. хозяин ресторана)
– блюда эти довольно дороги
но туристы с удовольствием их едят

(стэндап в ресторане)
– мы попробовали
нам очень понравилось
нежные такие котлеты
и хороший, свежий салат

 

В СТРАШНОМ КРАТЕРЕ

1.

в страшном кратере
в этих воющих скалах
только пыль
только шипение
воздуха в дыхательном аппарате
горение фонарей вполнакала
и
бешеные псы в рваных скафандрах
и
низкая гравитация
уже не в радость

я не боюсь
но мне кажется
мы уже погибли

2.

медленно он начинает падать
и падает
стекло гермошлема треснуло
в середине
вокруг него взвиваются фонтаны
пыли
наблюдателям кажется, он подорвался
на мине

но какие тут мины?

3.

вокруг – валяются пыльные
мёртвые парни
они похожи на камни
он ждёт
когда закипят глаза

над головой его – чёрное небо

вакуум пахнет
чем-то знакомым
кажется, это запах хлеба
то есть пекарни

4.

он слышит
рядом что-то шуршит
как будто какие-то мыши
кровь продолжает течь
изо рта вырывается речь
он видит
смерть
не наступает
короче говоря, он дышит

кожей лица он чувствует
что вокруг
не минус 150
но тепло и сыро
он делает вдох
и говорит: respiro
и потом ещё раз
говорит: respiro

5.

я лежу на спине
как
в каком-то
сне

вокруг –
трава
васильки
ромашки

насекомые
выползают из-под моей
расстёгнутой на груди рубашки

поднимаюсь
по подбородок
в траве

встаю на одно колено

на горизонте – лес

от опушки
ко мне приближаются
двое:
тётя Маделена
и двоюродная сестра Химена

тётя скончалась давно
в 69-м
Химена три года назад
умерла от рака

Маделену я видел только раз
на каком-то фото
помню сестру
толпу людей у её могилы
а теперь они говорят мне:
ну, здравствуй, милый
мы так за тебя боялись
молились
и вот
наконец, дождались

у их ног
подлетают кузнечики
на ветру
шевелятся
стебли
головки мака

сзади кто-то подходит
и что-то мокрое кладёт в мою руку

это
моя собака

6.

что говорить

звук активных дюз
это, в сущности, – звук разлуки

звезда корабля уменьшается
мой борт удаляется

я остаюсь один
я делаю вдох
и раскидываю
пошире руки

 

МОНГОЛИЯ

1.

японские боевые роботы
атакуют Пекин

все китайцы убиты
но из-за сбоя в программе
детей не трогают
они
остаются среди руин

2.

трава поднимается сквозь асфальт
на площади Тяньаньмэнь
до горизонта – цветы
по опустевшим улицам бродят электрические слоны

их всадники – роботы
все больны

энергии больше нет
для подзарядки нужна кислота
но нет кислоты
идёт
пятый год
от начала войны

3.

дочь японского бизнесмена Аико
живёт на верху холма
в обломках старого дома
за окнами – город
под окном – разрушенная тюрьма

она никого не ждёт
ей 12 лет и она осталась одна

с ней только её друзья –
рваный медведь и набитая рисом собака
обломки какого-то пластмассового зверья

в кладовой заканчиваются концентраты
там лишь десять ящиков
испорченного вина

4.

в поисках крысы на ужин
она заходит однажды в тюремный подвал
темно и страшно
вдруг, кажется, кто-то её позвал

– кто здесь?
– девочка, девочка
скорее иди сюда
мне так одиноко
мне плохо
перед глазами – разрушенные города

5.

за бойлерной, в старом доме
спрятался репликант
робот похожий на человека
умирает
у него инфаркт

сердечная мышца из особого полимера
ослабла
внутри захлёбывается мотор

– меня зовут Рюичи СИ 9
мне нужно достать кислоты
нужно солнце
дай мне кислоты, кислоты!
и выведи на вольный простор!

6.

Аико боится
это робот
который стрелял в людей

но он только лежит и смотрит
и не выглядит как какой-то враг
убийца
или злодей

в конце концов
– думает Аико –
я всё равно одна

идёт в кладовую
и приносит репликанту стакан вина

кислое вино укрепляет робота
он может встать

выйти на улицу
и нормально дышать

7.

но чтобы выжить нужно
закачать в пустоту
резервуаров
соляную, серную кислоту

– где-то на севере есть, говорят, государство – Монголия
там у людей – машины и электрический свет

там, может быть, для роботов есть кислота
а для детей – производство печенья или конфет

помнишь ли ты, что такое конфеты, Аико?

– конечно, нет

8.

зачем оставаться всю жизнь в разрушенном доме?
– рассуждает Аико –
время уходит
а жизни нет
лучше высушить несколько крыс
взять вина
игрушки
и отправиться
на поиски кислоты, конфет

пусть
робот
загладит вину
и будет человеку другом в пути
а если устану
он, кстати, сможет меня нести

9.

как хорошо – думает Аико – что была война
вся страна заросла
вся жизнь – это лес и деревни
и города
в них – тишина
вода
и порванные провода

только ветер
только
трава и ветер
в степи

ночью Рюичи разводит костёр
говорит:
я буду дежурить
а ты поспи

10.

десять месяцев шли на запад
два месяца куда-то налево
потом ещё на восток

Рюичи совсем устал
вино закончилось
и он окончательно изнемог

сбились с пути
Монголию не смогли найти

Аико устала
но Рюичи не может больше нести

её
на руках

11.

однажды
проснувшись утром
Аико
успела лишь
крикнуть: ах

дикие всадники заметили их
в короткой
сухой траве
догнали, поймали
ударили робота в пах
(у него потемнело в глазах)
отправили в город
и заперли их в тюрьме

12.

это и были монголы
и у этих монголов нет
ни заводов
ни фабрик
ни кислоты
ни конфет
ни электрических станций
ходят практически голые
и каждый второй из них – людоед

13.

Аико и Рюичи
десять дней сидят
под землёй
ожидают, что их съедят

– Рюичи, что с нами будет?

наверное, эти люди
не те монголы
которых мы ищем

знаешь, я не боюсь
но внутри – пустота

хочется взять, улететь отсюда
увидеть другие совсем места

репликант отвечает
– Аико, всё это неспроста

зачем-то же
я упал
в подвал
остался без кислоты

и мне повстречалась ты

может, истинная Монголия
это не здесь
Монголия – ветер и те поля
где мы шли
и пустые дома
в зарослях
(их полы в пыли)
и сухие цветы
и их семена

это когда идёшь
и видишь холмы вдали
на холмах высокие крыши
и флаги
и в каждом дворе – цветут персики, вишни

май
начинается лето

проходя через луг
молодая японка и её электронный друг
смотрят, как из-под ног
разбегаются зайцы
а может быть, лисы
не зайцы

знаешь, мне нравится
говорить об этом

может быть, суть в том, что робот был одинок
и не думал что он один
и ты тоже была одна
а потом принесла
вина

14.

а монголы точат уже ножи
заключённым недолго осталось жи-
ть

15.

но
с нами ничего не случится –
говорит Рюичи –
да, повсюду тьма
где каждый может быть наказанным без вины
может просто пропасть
хоть и нет
уже никакой войны

но я слышал радиоволны
и дал ответный сигнал
просто раньше времени тебе ничего не сказал

сюда уже мчится
специальный тибетский суперотряд

их командир отправляет сводку, что очень рад
нам
помочь

вот только наступит ночь
они придут
и применят лазер
стена превратится в дым
и наступит день

ты проснёшься

я окажусь молодым
человеком

ты будешь взрослой

поженимся

пойду работать
по воскресеньям я
как положено
на реке
с удочкой и блестящим ведром в руке

буду
возвращаться домой с уловом

16.

а пока
если скучно
можно рассматривать облака
или что-нибудь спеть
или просто сидеть
и ждать
когда всё начнётся
ждать
какого-то знака

– знака?

– ну, скажем, придёт гроза

ты закроешь глаза
и
с первым громом
всё неживое окажется вдруг живым

(пусть то, что ты любишь,
встретит тебя за гробом
– про себя произносит робот)

я
сломанный динозавр
медведь
и
рисовая
собака


ДВА РОБОТА ПЛЫЛИ

два
робота
плыли
через широкую эту реку
под шквальным огнём
Пётр, Василий

неистовый пулемётный рёв
шрапнель вспенивала
поверхность
воды

одного зацепили
и он утонул

другой же до наступления темноты
всё-таки добрался до штаба
и смог
доставить
секретное донесение

в результате
четыре дивизии
были вовремя
выведены из окружения

Василий Василий
сказал начштаба
ты не представляешь
что ты для нас сделал

кстати, ты будешь представлен к награде
и о тебе уже даже доложено
кому положено
в Петрограде

ты давай
не грусти
жизнь одна
а за Петра
мы ещё отомсти
м

а потом
сидит Василий
на берегу

(курит
плачет)

ёлы
Петя
хотя
ты был друг и не органический
а металлический
и память твоя оперативная была вот такая
и квантовые реле у тебя были неэффективные
и вообще ты был старой модели
кстати
и на фабрике сразу предупреждали
что нас расфигачат

но
жалко что ты погиб
ты мне был вообще как брат

а ты знаешь
для робота
такие слова
многое
значат


ПИЛОТ И БИБИ ХЛОТРОС

1.

внешне он по виду как есть собака
может задирать конечности
и повсюду свободно какать
однако
на самом деле
в собачьем лохматом теле
живёт разумное существо с Карнтаридана
склонное думать о звёздах и вечности

его корабль был сбит ракетой
и вот он –
в Южном Чертаново

2.

этот ужас не передать
т.к. некому
передатчик на катапульте в лесу разбился
и связи нет
знай он, что будет такой кошмар
то он бы не торопился
не изгалялся на вираже
чтобы скорее попасть
туда
на другую сторону
где тёмное солнце
где дом
где в небе кружатся гигантские прозрачные вороны
где с отчётом все его ждут уже
20 лет

3.

полтора-два года
вокруг городских помоек
у магазинов
на рынке
в попытке выпросить тухлые овощи у грузина
выклянчивание закусок у отдыхающих в лесопарке
во время каких-то там шашлыков, попоек

также всё время
сплошные пинки, побои
вместо постели – газеты, рулоны на свалку выброшенных обоев
и спасал лишь взгляд внезапно брошенный в голубое
небо
ведь за атмосферой – всё тот же свободный космос
а здесь, что хуже всего, – тупые
злые
местные псы
их вечно испачканные в дерьме носы

так и жил космический исследователь
Биби Хлотрос

4.

но вот
однажды у винного магазина
он встретил одетого
в межпланетный
скафандр мужчину
а тот, оказалось, беглый
пилот
авантюрист-романтик
угнавший межзвёздный корабль с Теглы

пёс как-то сразу приободрился
пилот
тот
тоже обрадовался
инопланетянину
и на радостях
с ним напился

в общем, в начале
второй недели
знакомства
они вместе взяли и улетели
прощай, говорят, Земля, и твои печали

5.

но внезапно где-то в районе Марса
там где начинается скоростная ионная трасса
для кораблей 9-го исследовательского класса
на них напали рондорские космические пираты
а оружия нет
им вовсю сигналят
и дело явно идёт к захвату

пилот, конечно же, испугался
заламывал руки
психовал
говорил: я так и думал, нас ждёт провал
и нецензурно на галактическом языке ругался

а пёс говорит: старик, ты давай спокойно
причаливай
уверен, мы встретим врагов достойно

6.

пираты быстро шлюзы пришвартовали
кессонную камеру их корабля взорвали

но тут же случился для них сюрприз:
навстречу выскочил дикий пёс
оторвал капитану зелёный весь в слизи нос
и весь остальной экипаж погрыз

согнал преступников в самый низ
корабля
и всех на замок закрыл
позвал пилота
и все пожитки перетащил

вот так они пиратский корабль по-быстрому захватили
и совершенно новый линкор себе в собственность получили

потом
зашли в командную рубку вместе
а там приборы показывают
что горючего – 1200

на этом же полгалактики
можно ещё проеха
ть –
говорит пилот –
как ты добился
за каких-то 15 минут такого ошеломляющего успеха?

пёс отвечает:
после полутора лет в России
в Южном Чертаново
я что угодно могу осилить

7.

с тех пор
он ничего уже не боялся
как лютый зверь на различных врагов бросался
а в свободное время писал художественные, научные книги
стал действительным членом Академии наук Галактической лиги

и с этим пилотом
они с тех пор не расставались
по всей вселенной на линкоре своём мотались
открыли сто тысяч неизвестных
новых планет
красивей которых нет
половину которых в регистре на свои имена записали
а другую половину на чёрном рынке втридорога продали

и как-то раз после ужина пожилой уже пёс откровенно пилоту признался:
на самом деле я рад, что когда-то меня подбили
в синем небе планеты Земля ПВО России
будь всё иначе, я бы с тобой у того магазина и не повстречался
наша жизнь удалась
есть у нас и любимое дело, и деньги
и власть
только за эти годы я с одним не могу смириться
даже сидя в командном кресле, ты умудряешься вдрызг напиться
правда, за всё это время ты, как ни странно, ни разу не ошибался

но ведь годы уже не те
у меня появились боли в спине, хвосте
да и ты уже всё же не тот
пилот

очень было бы здорово
если бы перед каждой посадкой
ты
так сильно
не напивался

 

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В СУДАНЕ

1.

после cпецоперации
в гористых болотах Cудана
у Cергея не заживает в душе
и на теле большая рана

жизнь потеряла прежние очертания
скорбь умножают полученные в Cудане знания
о том, как оно бывает
он вовсю старается, забывает
но никак не может забыть подробности последнего своего задания

2.

потому Cергей
всё чаще встречается c бывшими соучениками по диверсионной школе
только они ещё способны его понять
по-дружески выслушать и обнять
сказать
полушёпотом:
Cерый, а помнишь, тогда в Анголе

3.

а его Татьяна
заладила только одно:
ты всё время пьяный
ты вообще понимаешь, что камнем идёшь на дно
и смотреть на это мне так ужасно
сделай что-нибудь, милый
ведь я несчастна

а вот если бы ты не пил
если бы вовремя принимал транквилизаторы и ноотропил
не раздражался
регулярно бы брился и умывался
пил бы различные соки, ещё можно квас, боржом
и печень твоя не была бы размером с башку быка
не бегал бы периодически
с диким лицом
за мамой моей с ножом
я была бы счастлива, Серёжа
и жизнь наша была прекрасна
она бы
была легка

4.

вот
Сергей отдыхает в траве за домом
в небе плывут облака
одно из них напоминает ему огромную печень
внезапно превращающуюся в башку быка
застывшими глазами глядя на символ внутренней боли
он думает: как же я искалечен
и ведь о перенесённом не расскажешь жене
знакомым
и жизнь моя просто так истощается
в тоскливом
и пьяном сне

5.

там в Судане ужасные дикари и звери
в горах
такие, что рассказам о них
никто никогда не верит

например, есть такие твари
типа вампира
или вурдалака
есть такие, у которых вместо рта на лице – извергающаяся клоака
есть огромные черви
и живые скелеты
и ещё такие парни
без кожи
и у них наружу мышцы, сухожилия, нервы
глядя на всё это, опытный офицер начинает плакать
и, понятно, рядовые, сержанты тоже

и, конечно, эти твари
они не наши
они из другого мира
а ворота туда, как назло, открыты
и оттуда ломится нечисть
и практически нет защиты
кроме двух батальонов специально обученного спецназа

отправляясь двадцатилетним
через год ты вернёшься старым
если выживешь
в триллере этом диком

и на этой войне ты с первых минут уже ждёшь приказа
о замене состава
а кругом ещё гигантские комары
и косит людей зараза
и они умирают со стоном, с криком
и болеют кишечной инфекцией
можно сказать, живут возле унитаза

да и в самом сортире
там сидишь с автоматом и пистолетом
как в каком-то тире
и в туалет порой пробиваешься только с боем
а вокруг всё наполнено жутким чавканьем, рыком, воем
и бельё всегда мокрое
потому что всё время сыро
думаешь: да пропади она пропадом, эта ведомственная квартира
и единственное, что ты ищешь теперь, так это – покоя, мира

но и это ещё не всё
ведь кровавые эти люди
постоянно и неожиданно лезут из тьмы
и бросаются без прелюдий
и впиваются прямо в лицо когтями
двухметровой длины
в пасть запихивают солдат горстями
а потом на лесной поляне
чёрной южной ночью
глумятся над их костями

6.

думает:
Таня, пойми –
если родина скажет: товарищи, это надо
мы и снова пойдём в огонь
и в зловонную вонь
и не станем просить награды

если бы не мы
то кто бы сдержал потоки
этих страшных явлений, существ, которые злы, жестоки
и готовы поглотить всю Африку, Азию и Россию
реки, наши поля и леса родные
и берёзы, и эти дожди косые

7.

да, сорвался
я заболел, я знаю
я всё время пью, бросаюсь на близких, кричу, икаю
и вчера во дворе с мужиком подрался
кстати, стыдно – с тем самым, с которым сперва набрался

но внутри
пойми
простирается до горизонта
чистая, радостная страна моя
там я по полю бегу без зо?нта
под хрустальным таким дождём

и потом
с офицерами, погибшими на задании
я встречаюсь где-то на берегу
но мы молчим
об этой войне в Судане

только всякие там приколы
рассказываем друг другу
алкоголь не пьём
а только боржом и колу
и как будто
чего-то
ждём

я рассказываю им о тебе и сам вспоминаю мою подругу
как мы были на море с тобой вдвоём
как ныряли, и я поцарапал руку

ну, а мёртвые спрашивают меня
как там их жёны, дети
признаются, что сильно тоскуют о дачах, рыбалке, лете

и потом просто так все лежим на траве под высоким небом
и родная земля почему-то пронзительно пахнет хлебом

и какое-то новое чувство пронзает нас всех до дрожи
и я думаю: Таня
вот, счастье и родина
что нам главнее?

и
что же
всего дороже?

 

ЛУНОХОД-1

у Эпштейна кризис
он весь горит
к нему пришли из прокуратуры
а он с остановившимся взглядом им говорит:

Я – "Луноход-1"
создан конструктором Григорием Николаевичем Бабакиным
мой вес – 756 килограмм
проехал 10 540 м
передал на Землю 211 лунных панорам
и 25 тысяч фотографий

это всё
что могу я вам
сказать

и довольно
идите на фиг

для разогрева после длительной ночи
уже недостаточно солнечных батарей
я навеки потерян
затерян в Море дождей

(говоря откровенно
я сам
еврей)

тут в этом чёрном море
в пыли
в непроглядной тьме
пользуясь остаточными зарядами
я складываю в уме

цифры долгов
которые не заплатил

вспоминаю мальчика Рому
которого в детстве
в Енакиево
третировал
колотил

мать-старуху
которую бросил в Бердянске
женщин
которым когда-то я говорил
глупые и злые слова

я прошу вас
оставьте
довольно
мне больно
раскалывается голова

и болит живот

и

вот же вот

я вижу какую-то лодку
в пустынном море
спасшегося
моряка сидящего на корме

сбился с курса
вода закончилась
кончились сухари в суме

он засыпает от изнеможения
а лодка
внезапно причаливает сама

и теперь я имею один вопрос –

неужели
чудом спасшегося
на родине ждёт тюрьма?

неужели сломанный лунный модуль
уместен у вас в тюрьме?


ОДИН НА ЛУНЕ

1.

Сайфутдинов один на Луне

в пересменок
случилась мировая война
даже сперва
не заметил

всё закончилось быстро
не нарушая сна

корабли потерялись
системы слежения навеки отключены
спутники сходят с орбит
а Земля молчит

невооружённым глазом видно –
там всё коричневое теперь
плотными пыльными облаками
все континенты затенены

2.

так проходит
год или, может быть, даже два
у Игоря становится совсем какая-то мутная голова
чувствует себя напряжённо, странно
и однажды лунной ночью
заходит к нему Светлана

говорит: прости, я пьяная
вот, шубу на улице потеряла
хотела поймать такси
но денег мало
прости
можно – говорит – выпить кофе, чаю
а то я совсем уже замерзаю
перебрала
и за себя практически не отвечаю
попью и поеду дальше в место какое-нибудь клубное, злачное
музыку погромче включи, пожалуйста – говорит

и встала спиной к окну
и видно – она прозрачная

3.

потом приходили ещё бывшие соученики, друзья
родители
ещё средневековые франкские правители
и какие-то греческие князья

это никогда не кончится –
говорит себе Сайфутдинов –
ты это уже пойми
лучше выпей лошадиную дозу барбитуратов
маму, Светлану свою неосязаемую обними

будь уверен
шансов здесь нет
ты превращаешься в психа
лучше уж выйди
и где-нибудь в кратере Тихо
широким жестом
шлем сферический отстегни

4.

на всякий случай зачем-то
проверил баллоны, настроил рацию

вышел

как Моисей
впереди своего народа
Сайфутдинов по лунной пустыне
сопровождаемый своими множественными галлюцинациями

остановился в Море дождей
отстегнул застёжки
а ему – ничего

видимо, думает, легко и без всякой муки
я уже умер
но воздуха нет, а дышит

смотрит – вокруг не глюки
а сотня ангелов
встала вокруг него

и поют
в вакууме
и он их слышит

5.

пусть жизнь на Луне скучна, ограничена и убога
и поверхность её безвоздушна, суха, пуста
и Земля теперь, в основном, – безжизненные места

но
Игорь Равилевич Сайфутдинов –
последний живой человек
первый из селенитов
космический старожил

ходит везде без скафандра
молится Господу Богу
за всех
кто когда-то
жил


ОЛЕГ СО ЗВЕЗД

1

у Олега болят суставы
от давления
стерты сумки
позвоночник ломит

на многолюдном пляже
на восточном побережье

всякий его знает
а если не знает
то его познакомят

2

теперь об этом уже можно
говорить -
говорит
Олег

раньше были сплошные секреты
сплошная родина

а теперь тебе и жара, и лето
и вино
разливают холодным

разносят самсу
пахлаву
крабов
никто не умрет голодным

другое время -
другие приоритеты

3

вы видите эти шрамы
два из них - от акулы

четыре от ножа одного чилийца
это было на Антарктиде

жесткий такой был
громила
убийца
как сейчас помню - в 79 - м

мы шестнадцать лет подо льдом
просидели

все волосы поседели
потеряли зубы

что делали?
да отражали десанты


4

люди живут и не знают
что такое эти тайные войны
думают миру - мир
все спокойно

те, кто в них воюет
все делают тихо
в основном ночью
в отдаленных местах планеты


5

начиная с 1967-го
я был офицером флота
потом водил истребитель

потом
послали в подледный
флот
Антарктиды

там столкнулись особые интересы
многих стран
особенно резко вели себя Камбоджа и Чили
Чили - потому что рядом
Камбоджа - потому что у них нет снега

да это была война - конец света
мы и сами ковром бомбили
и наших
многих там положили

многих похоронили
во льду
например, Серегу
Петрова


6

лежат лежат
как в стекле ребята
в леднике
под сухим и колючим снегом

одни
и никто не знает
где они
и
невесты о них не заплачут

думают, просто смылись
нашли себе красивее

матерям говорят
что без вести
пропали
или от дедовщины
почили

лежат подо льдом мужчины
все как живые
застывшие, но молодые
- страны невидимые герои


7

потом вызывают в Кремль
говорят - вот тебе награда
страна тебя помнит
мы за тебя так рады
вот тебе повышение

правда, мы не можем дать тебе орден
а то люди узнают
будут интересоваться
будут журналисты соваться
иностранные напишут пасквиль

говорят - вот тебе кольцо в ухо
а на нем внутри есть надпись по латыни

дорогому Олегу от Леонида
Ильича
за войну
и доблесть

и еще, если хочешь -
индивидуальная наградная дача
в пустыне Гоби


8
но главная все же подлость
что после шестнадцати лет в подлодке
рядом с реактором

даже не дали отпуск

но какой тут может быть отдых
если опять стреляют

и опять
говорят -

там
на далекой, мрачной планете
за которую мы в ответе

атакованы наши базы
в боевые модули проникают газы

и за членами Политбюро
из космоса установлена слежка

это война

ты прости, что не будет моря
не будет тепла, загорелого тела
на берегу

но
надо
лететь, Олежка


9

космос лежит спокойный
далекие звезды светят

в вакууме не мерцают
а кажется, они близко-близко

назначили меня майором
чтобы никто не догадался

на самом деле генералом
начальником спецопераций

земля далеко - далеко
и ее не видно

только в сердце
вращается и сияет

шар, где ветер гнет траву в поле
и девушка выходит гулять с собакой

а на Юпитере - дуют ураганы
из какого-то геля и аммиака

твердый кислород - он синий
чужой, холодный, но такой красивый

только на войне под обстрелом сверху
узнаешь, что такое эта радость

узнаешь, как открывается сердце
от красоты тебе чуждой
окружающей среды
инопланетной
где нет ни воды
ни леса

но что обидно -
чаще всего
вообще ничего не видно


8

прикинь, в туалет ходили раз в сутки
иначе не выдержат мочевой и кишечник

под таким давлением
недолго
можно оставаться в боевом туалете

там я и посадил прямую
кишку
там стали хрупкими суставы
и теперь все время
болят эти
не помню, как их называют

короче, больше у меня не могут родиться дети
да и ни у кого из наших
не родятся

кто шестнадцать лет
бессменно
охранял этот страшный купол


9

чтобы мы не сошли с ума
нам с базы
на Марсе
прислали каких-то кукол
мягкие игрушки

медведей, зайцев, мышей, оленей
мы с ними часто играли

даже ссориться стали

один раз лейтенант Сагдиев
чуть не задушил капитана Борового
из-за плюшевого поросенка Бори

и все это трудное время
по нам били прямой наводкой
и все эти шестнадцать лет - всухую
то есть
ни капли водки

как будто мы мусульмане


10

шестнадцать месяцев я потом лечился
в санатории для спецконтингента

только
поправился
только
эти сны тяжелые прекратились

(а сны мне снились
о том, как я иду по чужой планете
один
и 16 000 километров
до базы
а кислорода только на шестнадцать суток
и в скафандре скопились
ядовитые газы)

и опять меня вызывают
говорят
угроза - на Солнце

а там температура - два миллиона
градусов
и это
не по Фаренгейту


11

дали мне шестнадцать кораблей и десять
тысяч солдат в скафандрах
это были особые люди
(полуроботы -полулюди)

про Солнце не буду врать
честно говоря,
я мало, что помню

после того, как мы его пролетели
насквозь
во время броска в подпространство

дни проходили среди плазмы
как в каком-то анабиозе
время текло как масло
не слушались ноги
руки

и
поговорить не с кем
жара, пот, охлаждающие костюмы
можно умереть от скуки -
разговоры между личным составом
только через особые алмазные трубки


12

короче, через шестнадцать лет я вернулся
обгорели ресницы
обуглились на ногах ногти
на теле вот - одни ожоги

я думал, мне снится
что-ли
великая страна вдруг распалась

и нам уже ничего вообще не дали
никаких медалей
сережек в ухо
ни орденов
ни дач
ни путевок
сбереженья на книжке тоже сгорели

пока мы воевали
нас тут, ясно, нагрели
и обобрали

правда
у меня на счету столько много было премиальных
что все равно кое-что осталось

в космосе за вредность
платят тройную цену
да еще положены
боевые


13

никого у меня в Харькове не осталось
(я- то сам оттуда родом)
в 89-м умерла мама
так мне даже не сообщили

продал я свою двухкомнатную квартиру
снял деньги
и уехал на побережье

тут у меня есть домик
даже не домик
а типа сарая

но главное, тут не холодно
почти не бывает снега

живу я теперь
гуляю
иногда болею
но
не умираю

Олега тут знает всякий
как говорится, даже собаки
знают Олега


14

Олег гуляет себе по пляжу
где так много людей
он любит лето

просит у людей сигареты
иногда ему, конечно, кто-нибудь, бывает,
вмажет
по лицу
и с девушками у него непросто

т.к. он небольшого роста
да и внешностью не очень вышел

но
приходят новые люди
раскладывают покрывала

слушают его недолго
угощают холодным вином и пивом

а Олегу ничего от них и не надо
у него на берегу есть приятель

он хозяин ресторана, татарин
он его бесплатно покормит

а другие в ресторанах не кормят
да и громкая музыка там играет


15

так гуляет
человек у моря
целый день
и море ему по колено

жалко, конечно, что Лена
что торгует соком у буны
к нему не совсем благосклонна

но Олегу и от этого не больно

он посмотрит на желтые склоны
на траву
на скалы
и довольно
а это - уже немало


16

жаркий день
прошел
наступает вечер

он приходит домой
вспоминает встречи
этого дня

включает приемник
эти звуки он помнит -
белый шум

вспоминает войну
как рация шепчет: они прорвали периметр
товарищ генерал-полковник

а
если хочется мира-
есть новости со всего света
и ведущие по FM
говорят с московским акцентом

на
вечер осталась еще одна сигарета
за окном раздается какая-то дискотека

Олег
вдруг
начинает потеть
и принимает таблетки

(по вечерам сердце как будто
выскакивает из грудной клетки)

но через полчаса все будет нормально

он располагается горизонтально
на ржавой сетке

вспоминает Лену
смотрит перед собой на стену

на стене - большая
фотография в черной рамке

в зеркальных шлемах
в белых скафандрах
на фоне красного неба

на блестящем танке
стоят четыре танкиста
или четыре космонавта
в руках у них какие-то лампы
и огромные пистолеты

Олег закуривает
выпускает кольца
и думает:
как хорошо

и как бы молится:

только бы
не кончилось
это
лето


ОН ВИДИТ СЕБЯ В БУДУЩЕМ

он видит
себя в будущем:
белый
сельский пластмассовый
дом
массовой
застройки

в ста метрах
от окон
на фоне леса начинается стройка

у жены
искусственные волосы и глаза
располнела
и как-то нервно
разговаривает по телефону:

ты не понимаешь
он уже
докатился
я думаю, опустился
до самого дна

и он, вроде, все время дома
а я одна
наедине с этими постоянными хлопотами

мог бы подумать:
вот, она больна
она надрывается
ведь, у нас не работает квантовая плита

а он
забирает кота
и на этой металлической лестнице
за домом
тайком напивается

стыдно сказать
с монтажными роботами

 

В ИЗГНАНИИ

1.

она засыпает
(а сверху, конечно, лапы
и тяжелая голова
пса
из радио тихо так
раздаются
неразборчивая музыка
неразборчивые голоса)

на диване
перед ультрафиолетовой лампой
в красных очках
с покрасневшей кожей
как раненый
брошенный
на чужой планете
звездолетчик
похожий
на затравленное насекомое
боящийся ожога роговицы
и повышенной радиации
но засыпающий лицом вверх
чтобы видеть небо
и вовремя заметить проходящее судно

но всё же

в очках
чтобы не ослепнуть
просыпаясь с утра

изнемогший
постоянно хотящий пить
и есть
но больше всего боящийся пропустить
малейшие шорохи в абсолютно пустом эфире
и поэтому даже во сне к груди прижимающий рацию


2.

они живут в съемной квартире
в сером девятиэтажном здании
на окраине
но в метрополии

она утверждает что
она наследница одного небольшого престола
в Плеядах
и она в изгнании

он признается, что он - беглый военный робот
покончивший с прошлым ради любви
одним невероятным усилием
воли

они хотели бы потерять эту память
и все оставить
в прошлом
забыть свое неподходящее друг другу
происхождение

но она не может
прекратить постоянный процесс сравнения
того, что было
и что теперь есть

а он вообще всегда всё помнит

и у них обоих аллергия на собачью шерсть


3.

но и
пес считает себя
задержавшимся гостем
из другого звездного скопления
он лечит болезни слюной
взглядом передвигает коровьи, бараньи кости

хотя он
был подобран щенком
на улице
в декабре 2002-го
и нередко увлекается палкой, ежом резиновым, рваным носком
он прекрасно помнит
родную планету
и конец того света
и рассыпающиеся в прах
городские высотные здания
и позорный внезапно накатывающий страх
смерти
и то, как он не успел сказать ей
последнее "до свидания"

так что
пес тоже
мечтает стереть
забыть
потерять все свои сверхъестественные способности
и знания
но никак не может

и незаметное глазу страдание
от расставания с прошлым
гложет
гладкошерстного инопланетянина


4.

ей же кое-что снится:

к примеру, наступает апрель
прекращается эта непрекращающаяся метель
прилетают птицы

теперь

чистое небо земли
легкие облака

скоро мимо
пойдут разведывательные корабли
некоторые опустятся
им будут нужны вода и уран
трава, соль, чеснок, петрушка, никотиновая кислота, мука
свежие медикаменты для обработки ран

она говорит: мы договоримся
раздадим одежду и мебель
устроимся на борту
у окна
(так хочется вспомнить всю эту
пронизанную звездами темноту)
отправимся на три-сигма-Гаулетейю
где море, горы
сады
в галактическом интернете
написано
что там за нормальные деньги можно работать
собирать травянистые растения или плоды

и везде там озера
полные теплой
прозрачной воды

в детстве я там ныряла
когда прилетала с отцом
мы снимали на лето
на севере большой деревянный дом

просыпаешься
и тишина

ты в доме одна
и сразу выпрыгиваешь из окна
вниз головой
кругом колышутся длинные ярко-зеленые водоросли
ты поворачиваешься на спину
и спиной касаешься песчаного дна

потом начинается медленный
постепенный подъем
наверху колышется заросший вьющимися ветвями дом

ты смотришь на воткнутые во дно лучи
и на колеблющиеся тени
вверху
и на зеркальную нижнюю часть
верхнего слоя воды
и на свои белые
под водой
красивые
нужно сказать
колени


5.

до четырех часов
он смотрит сериалы
и пьет коньяк
наращивая дозу
так как
кажется мало
и уговаривает себя: ну, ляг, ну, ляг

в 4.02
пьяный робот будит наследницу
громко разговаривающую во сне
но она не хочет вставать
поворачивается лицом к стене

- тише, пожалуйста, не кричи
давай, пожалуйста, переляг
в кровать
а то в одежде
на коротком диване
нехорошо тут спать

на автомате она переходит и падает на постель
ей начинает снится Земля
и, вроде, уже апрель
и вдруг температура
резко опускается ниже нуля
начинается ужас
ураган
метель

но вот
за пределами неба

на полном ионном ходу
упругим потоком элементарных частиц
отталкивая темноту
к зелено-синей планете мчится бывший императорский звездолет
ему безразличны погода
гравитационные, электромагнитные и другие поля
и у руля
стоит знакомый какой-то на вид пилот

кажется, она знала его в детстве
а теперь он подрос
возмужал
изменился внешне
но характерно
выделяются на лице
коричневые глаза и нос

рядом появляется робот
(на нем почему-то вельветовые штаны
и шлем
а рукава у синей рубашки какой-то неимоверной длины)
он берет ее нежно
за руку
вглядывается в экран
говорит: ну, конечно
это же "Тамадуран"

мы спасены
и на появляющийся в ее взгляде
немой вопрос

он поясняет:
это корабль дяди
нашего пса
командера Лорадора

 

АРХИМАНДРИТ ПУРКИЛАДЗЕ

величественный Кавказ
полет огромной птицы
в тишине
плотный
снег сползает с гигантских елей

и внезапно - рраз

Пуркиладзе
в расстегнутой шубе
весь потный
бежит
по снегу
по колено
уже
по пояс

за ним визжит
полицейская пуля

архимандрит
падает
ползёт еле-еле
замирает
дрожит

но мешают удобно лежать
два подсвечника
и мешочек
с жемчугами одной княгини

а так лежит
истекает
и смотрит в небо

не молится
т.к. становится внутренне тесно
начинает маяться
думает, что, наверное, тут где-то завис
над снегом ангел
и грозит ему пальцем

поднимает голову:
на опушке остановился лис

опускает затылок в снег

скоро его найдут
спасут
отвезут
в клинику

потом
будет
суд

 

РЫБАК

снова война
идет 95-й
год
пахнет мятой
ночь
спят мятежники
и государственные солдаты
закрывает глаза отряд
карателей
спят часовые
война - не война
все спят

в темноте
в горах
на краю
заблудился путник,
ноги его поцарапаны
в носках - семена
потерял пистолет
он ранен
черное небо над головой пересекает спутник
август
луна

он говорит себе:
знаешь, ты - рядом с какой-то разрушенной крепостью
и никого тут нет
трава
и трава
и
ты невидимый
в темноте
ложись
подоткни одеяло - уже не страшно
погаси фонарь - засыпают дикие звери
только висят москиты
стоят какие-то башни
и под слоем сухой земли
под тобой
остаются те, что умерли сами
те, что давно убиты
лежат
в сорока сантиметрах
под щекой
покой

(и хотя под тобой - скелет
если тебе его жаль
то боязни нет)

он закрывает ладонью лицо
всюду шипит трава
в ней он угадывает слова:
где
ты
где
ты
Константинополь
Симферополь
Ялта
Москва
государь император
далекие острова
что могли быть нашими

поднимается
и
вздыхает
над его головой в луче фонаря летают
ночные жуки
он чистит от колючек носки

потом
поднимает бинокль
и смотрит
на море
на море - тьма
такая, что можно сойти с ума
но где-то стучит мотор
в пустоте уплывает катер

он переводит прибор на луну
на луне видно каждый кратер

ложится вниз животом
думает:
раньше
здесь был каменный дом

во дворе - два тополя
плетеные табуретки
кофе
на столе какие-то листья, вязаные салфетки
виноградная водка
инжир
внизу привязана лодка

лодка трется о камни
она скрипит
над нею небо не черное, а голубое
и впереди - не бегство, а жаркий день
допустим, что я - рыбак
сегодня я в море не выйду
останусь сидеть с тобою

на низких скамейках, поджав колени
там, где опять никого
по земле пробегают тени
облаков
и ветер меняет тени
листьев
и слышны удары прибоя

ПОПОВ ОТРАВИЛСЯ

Попов отравился
съел какое-то мясо
и лежит один
принял теперь анальгин

но его отравление
сильнее
по ногам и рукам
пот телу
пробегает плохая кровь

он чувствует себя как река
как человек
которого по этой воде
куда-то несет

точнее
уже унесло

лодка течет
и сломалось весло

вот

он летит
плывет
и под ним - вода
по дну пробегает тень

плывущего
на дне - города
он видит все время сразу
и сходит

в 70-й год

тут ты живешь
тут лежат на земле -
польские иллюстрированные журналы
выброшены из окон:
вата
чашки
и доски захламляют балкон

особые дни и особый свет
по трещинам на асфальте бегут муравьи

Попов говорит: это что?
и знает ответ
это они:
запах картофеля из окна, чад, какие-то сковородки
дети
внизу
под окном
поднимают вверх подбородки
поворачиваются вслед пролетающим самолетам
и
покрытая липким налетом, потом
с акцентом
женщина сверху кричит, что пора поесть
потому что шесть
часов вечера

писк телевизора за окном
стук воды
наполняющей чайник
опустевший двор - это заполненный дом
вечер
ветер
и
час еды

в подъезде двенадцать кошек
в сумерках - туча мошек
жирные птицы ложатся спать
но кто-то все еще сверху бросает во двор куски
хлеба

Попов говорит: о, небо!
опять!

и
переносится в небо

помнишь
как ты летел из Москвы в Баку?
рейс такой-то во столько-то
предлагается ужин

слева - немолодая женщина с брюзжащим мужем
справа, посмотришь, - внизу Москва,
но проглотишь кусок и Москва - куку

после еды ты спишь
над темной, пустой землей
потом открываешь глаза
луна
река петляет змеей

пребывая в город
(на самолете четыре часа)
по дороге расстегивай ворот-
ник рубашки
там пыльно, жарко

будь готов
и
скоро узнаешь сам
этот вкус
эти
пылью покрытые автомобили, сухие деревья в сквере

трех казахов у винного магазина
которые вечно вместе
они говорят о цене бензина

ты потный
толстый
ты ничей
незаметный
бесцветный
и море

в море - бешеные тюлени
еще дня два
и население
умрет от лени
лето
и лето

это ее слова

запах ее квартиры
наполняет улицы
переулки
дыры
в городской стене
и никуда не деться
так и живем

проходит год

она говорит:
течение времени разрывает мне сердце
мы просыпаемся днем
нужно умыться, одеться
и день прошел

вот тебе
чай во дворе
и нарды, качанье на стуле

и снова - ночь,
и кроме цикад уснули
все

времени нет
в каждом из слов - содержание всех предыдущих слов
и ночью ты ешь на кухне холодный плов

но раньше было не так

не так

проснувшись в темной комнате
ты щупал пупырышки на стене, ходил на кухню попить
смотрел в окно
и оно
открывалось в
какие-то города
в огни
и
они
мигали внизу вдали

там двигались фары, звезды
в темноте проходило время
оно проходило
с особым значением
от красного края
до темно-синего края земли

 

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ГАЛКЕВИЧА

Галкевич
умирает на дискотеке
весь потный
темно
по венам его
бежит:
водка
вино
и злой стимулятор
душно
невозможно открыть окно
он думает:
жаль что я не живу в деревне
что вокруг
не руины
не город какой-нибудь, скажем, древний
Херсонес
Книд
или
не собственный деревянный дом
где под каждой доской - жук
сверчок
где лежишь на полу
и, можно сказать, под каждой доской у тебя есть друг

я куда - то ползу
или все куда-то течет

почему я не жил в просторных деревянных домах
в горных хижинах
и больших дворцах
в теремах
почему я не в поле
на воле
не лежу там где
какой-то ветер дует
на каких-то холмах

милую я обижал
не создавал уют
не кормил ужином при свечах
не водил в кино
а только туда где пьют

а теперь
запирают дверь
скоро уже конец
скоро погаснут лампы
выключат свет
прощайте
Лена
мама
отец
скоро
в темноте кто-то хороший придет за мной
скажет, что смерти нет

на самом деле
приедет доктор
его фамилия - Ройтман
и герой не умрет
Галкевич
останется жить
есть
пить
курить
но с чувством какой-то вины
с чувством оставшегося невредимым
в разгар войны

но пока он еще
дрожит под столом
думает о былом
о том чего не было
и еще знает
что не
умирает

вот, уже без десяти
без пяти
без двух
полночь
а помощи нет
он произносит вслух:
скоро
пора идти

тяжелое тело стремится домой, к земле
продавливает полы
спускается
ниже
и ниже
проходит землю насквозь
и как бы выходит
из этой тьмы

он говорит:
вот теперь
я
вижу
вижу

расступилась тень
наступает день

вот
какой-то прекрасный вход
лазурный небесный свод

вот
горы
и те холмы
где мы рождены

и дальние берега
где нет и следа врага

где солнце все время
днем
и ночью
где мы не умрем

 

ЖЕНИХ

Шорох высохших трав напоминает о летних днях
от ненаших мест, от чужой земли наступают дожди и холод
народ говорит: Хозяин! Где достать нам такого вина, что навсегда изгоняет страх?
Где взять нам такое мясо, что навсегда утоляет голод?

конец припасов к зиме одновременно - конец войне
незнакомые путники, встретившись в поле, садятся спиной к спине
собака голодной пастью беззвучно хватает снег в тишине
голодный всадник плетётся вдали на голодном, худом коне

для тела - главное дело заставить себя проснуться, очнуться, сесть
если проснувшись утром, ты все ещё хочешь есть, то надежда есть
на самом рассвете
соседские дети
воруют мёрзлые яблоки в чьём-то пустом саду
а после
хилые конные люди бьют их за это плетями на всём ходу

и только невесте на этом фоне снятся счастливые сны
правда, отец говорит, что какая тут свадьба? тут бы дожить до весны!
ведь даже простой человек не может жевать всё время кору с сосны
а теперь - всё равно: что мужик, что князь - не имеют своей казны

вот, вчера с дороги явился какой-то старый, хромой солдат
он утверждает, что раньше жил у него здесь покойный брат
то что он говорит, хорошо для женщин - про дальнюю жизнь, про калек, про чужих людей
(те приходят домой, а мужья уверяют - враньё, что хотя и старик,
а лицом он, как есть, злодей)

так солдат утверждает, что голод - везде, как холера, хоть стой, хоть ляг
и что лучше теперь тому, кто в пути, кто в море: кто, там, капитан, моряк
их полные груза, крепкие корабли уходят с ветром из наших мест
туда, где земля на ощупь, как сыр и масло, где в небе сверкает Крест

и не лучше ли стать матросом, гребцом за одну еду, и уплыть на юг?
есть достаточно точные сведенья - там в декабре жара, и пришелец, как лучший друг
там гостям наливают вина, и моют им ноги в теплой морской воде
ну а фрукты родятся дважды, и соль как песок, её продают везде

решено - - невеста тайком собирает вещи, вшивает в полу пятак
отец всё никак не заснёт, вспоминает баранью ногу, что как-то едал зимой
вчера он при всех на совете сказал, что жених его девки - совсем дурак
поскольку ушёл за товаром в четверг с утра и ещё не пришёл домой

вот её жених - молодой и длинный, ему приблизительно двадцать лет
вышел из дома засветло, чтобы купить муки, и больше его здесь нет
ведь теперь на любого, кто ходит с деньгами найдётся искатель удачи,
то есть - лихой человек
так что
раздетое тело сутулого парня четвёртый день засыпает снег

скоро невеста узнает о смерти не ставшего мужем и будет стоять в окне
как картина беззвучно, прижавшись холодным плечом к стене
тяжелее всего потерять не то, что имеешь, но то, что ты мог иметь
и девица, расплющив лицо по стеклу, различает в метели смерть

вот, ей кажется, - он с собакой идёт из сарая, заходит босой во двор
только бы батя его не увидел, решит, что забрался какой-то вор
наши люди не любят мёртвых, даже если и близкие, если они - родня
а жених сквозь стекло говорит: родная, ты что у окна? ты, видно, ждала меня?

а она говорит: ох, где ты, лучшая жизнь? где вы, дни, для которых приходит на
свет душа?
где ты,
бесконечное лето,
сады, где сердце бьётся в каждом листе, в стволе?
где ты, такая любовь, и такая верность, которой не в силах ничто мешать?
где тот Государь, чтобы мог успокоить всякого на земле?

ну, а он говорит: есть на свете особый Царь, такой Государь безусловно есть
в руке у Него - и Восток и Запад, и кони и львы (у львов золотая шерсть)
а в ладонях его - миллион городов; враг бессилен в пределах Его страны
и даже рождественский торг по сравнению с этим - дурные сны

а она говорит: я ждала, и уже собралась, мы уходим ( вот только возьму поесть )
говорят, есть такие места, где попросишь один или два, а в ответ получаешь шесть
есть места, где повсюду - святые дни - и в горах, и в лесах, и среди дворов
там в бескрайних полях счастливые люди гоняют своих коров

так она поднимает руки, запускает пальцы в сто тысяч своих волос
сквозь любимого за окном пролетает снег, пробегает соседский пёс
за стеной отец надевает сапог, в этот час он всегда поднимается по нужде
на секунду невеста смотрит на дверь,
возвращает взгляд,
и больше не видит его нигде

растворяясь во тьме, жених говорит:
вот дальнее море, полное серых волн
вот лёд на песке,
вот тысячи гор воды набегают на мокрый мол
вот дикие крики чаек, и дождь,
вот чужая земля, и на сердце у путника -
грусть и страх


но матросы поют про ангелов в синем небе,
про то, как весело в Небесах

 


РАКЕТНЫЙ РЕЙД АНТОНА


1.

мой город захватили хищные червяки
на улицах снег
и кровь
и
откуда-то с северо-запада
от излучин Москвы-реки

теперь

идут бронированные
тяжелые вертолеты

они действуют там
где уже не может помочь
пехота


2.

под музыку в кабине
(Con te partiro)

я вижу Кремль
мосты
и мое бюро
где я проработал 14 лет

и эта
жизнь прошла
и ее
больше
нет


3.

вот город мой
и какой покой
над ним


4.

но
снизу
они уже поливают огнем

бомбомеханик
говорит:
есть предложение
выпить
поскольку такое мнение
точнее чувство
у меня, что мы не вернём-
ся

(в этот момент
мы идем
над районом
где правят собаки

они задирают голову
поднимают лай)

я говорю ему:
ну, давай


5.

Марина
зачем ты осталась там
в нашей квартире
в микрорайоне под названием Теплый стан?

ведь
все бежали

и было видно - уже горели
дома
и ели
в парке Узкое

и правительственные части
на окраине, где торговые центры
уже схватились с этими слизистыми
ужами
и погибали
погибали

а ты говорила:
нет, мы не уйдем
и не оставим наш панельный дом
мы же русские


6.

ты сделала то
что хотела

осталась
в пустой квартире

ты
собака
и канарейка

(зачем, Марина?
ведь мама твоя - еврейка)

и они привели туман
а я не успел долететь
и где-то
просто
вот так
растворилось твое лицо
и все сказанные и не сказанные тобой слова
и тело

и тебя больше нет

(ты не стала матерью
я не успел стать отцом)

теперь
в груди моей
поселилась смерть


7.

знаешь, мне кажется
этим полетом
я вспоминаю тебя
и бомблю любя

сейчас
я как бы снова с тобой

вот, уже Юго-запад
наше
звено
начинает бой

под музыку (Con te partiro)
мы спасаем евро-
пу
и, возможно, другие
страны мира


8.

вот, осталось еще три микрорайона
Беляево
Коньково
и Теплый стан

(мне почему-то вспоминается последний рейд в Пакистан)

и всюду - черные туши
и над ними
как будто висят невинно убитые
точнее - души
растворенных людей

и я посылаю последний привет
местам
где я вырос
любил

из горящих туш
червяков
вырывается
магний, горящий метан
они взрываются
и улицы покрывает кровавый душ

(их обугленные тела
распространяют домашний запах
подгоревших котлет
я вижу кухню
и чад
окно открыто
и ветер выдувает наружу шторы)

(интересно, в Книге рекордов Гиннеса записан человек, который
разбомбил
свою прошлую жизнь?)

(а, не важно, что было
и что будет потом)

под свист винтов
под громкую музыку
я сжигаю свой дом


7.

над
объятыми пламенем
крышами
над
черным дымом
над горящим газом
над
новой пустыней

черные от копоти
мы идем обратно на базу

начинается дождь
капитан говорит:
вот же, слышь
мы вроде
оделись не по погоде

я говорю: ага

и вдруг понимаю, мне что-то холодно в кабине
и у меня затекла нога

я делаю музыку тише

внутренний голос говорит мне:
Антон,
теперь
ты
абсолютно
свободен

 

НОВЫЙ ГОД НА ДЕВЯТОЙ БАЗЕ


1.

можно вспомнить тот
новый год
на девятой базе

с точки зрения старшины - полное безобразие:

рваные провода
с потолка в виде капель нависает вода
в двигателях - газовый конденсат
всюду запах фреона

в иллюминаторе светятся очертания Юго-Восточной Азии


2.

в бортовом журнале записано:
с нижний палубы доносятся стоны
и, извиняюсь, мат

связь молчит
на сто частей
расфигачен
главный навигатор системы "Пассат"

еще час-полтора и мы окончательно превратимся
в повод для новостей

за пятнадцать минут
до Нового Года
мы остались в бою одни

и
мы
ждем
ужасных
гостей


2.

Володя лежит на
грязном пластике
весь в горелой обмотке
Хаснутдинов за разбитым компьютером
окровавленными губами
говорит:
теперь я бы выпил водки

в вентиляционной шахте какой-то шум
раздается скрежет со внешней обшивки
Олег
думает: ну, все
это, кажется, штурм


3.

Олег сам теперь без ступни
как мешок картошки
только, вот, подойди и пни

смотрит почти не моргая
в иллюминатор в полу
там ползут города, огни


4.

снимая с себя обрывки штурманской шапки
Сережа приходит в себя
констатирует:
скоро здесь будут звери
вот, они уже открывают двери

а дальше уже только
ровный
заливающий помещения
жидкий белый огонь

внутренняя обшивка вспыхивает как порох
и люди горят
в коридорах
как пропитанные бензином тряпки


5.

Олег не видит
ни щупалец
ни их этих
дымных говорящих колец
о которых так много говорят по ТВ

ни шестнадцати ртов
умещающихся на одной голове
ни бесконечных рядов
смрадных зубов
уходящих в глотку
и с одного удара
вырывающих человеку аорту

не видит
черного корабля
слева по борту
не видит
сверхмощных бластеров
извергающих смерть
не видит
покрытого плазмой, бегущего по коридорам тишайшего
старшего
позитронного мастера
не видит кратеров
остающихся на коже от их боевых разрядов

он жмурится и закрывает ладонью Володе глаза
говорит ему: немного жарко
но ты потерпи
скоро нам по случаю праздника выдадут по 50 коньяка
и еще по 100 шоколада


6.

все закончилось
воздух со свистом
как из пробитых легких
покидает порванные отсеки

из приборов вытекает красная и обычная ртуть
и струится
по полу
и стремится
слиться
и
сливается в реки

и замерзает
и чуть
светится
там, где уже воцарился вакуум и абсолютный ноль

там
где
все кончено
и уже никого не вернуть


7.

противник отстыковался
наводит на станцию
последний раздваивающийся квантовый фугас

скоро из гордости нашего космического флота
выйдет нечто
напоминающее омлет
но при этом
летающее по солярной орбите
много-премного лет
или даже вечно

Олег
с трудом открывает кровавый глаз
и смотрит на землю
думает: о, как красиво!

там розовый от заката
покрытый густыми снегами
Кавказ

и снег
отражает закатный свет

Олег
поднимается
и отряхивает осколки
говорит себе: что-то я не догнал
окидывает взглядом командный зал
все за приборами, все офицеры живы

* примечание
особенность квантового объемного взрыва
в том
что он
на какой то момент загибает время
и ты оказываешься внезапно с теми
кого уже в жизни нет


8.

что за дела?

опять
он смотрит на разорванные тела
и опять
кто-то зачем-то начинает стучать
в обшивку

Олег отрывает от пола лицо
и вот
из верхнего люка
медленно падает какое-то переливающееся яйцо

яйцо открывается
из яйца появляется
белый, пушистый снег

из-за этой снежной, удивительной пелены
выходит одетый в красный тулуп и того же цвета штаны
бородатый
с посохом
пожилой человек

склоняется над Олегом
и тот пронзительно чувствует запах
мокрых валенок, запах снега
и морозного воздуха

внезапный гость
достает из мешка игрушечный самолет
и протягивает Олегу

вот, - говорит
- все
ты спасен

сегодня
ведь
новый
год

 

KRAGLUND

Шесть часов, вечер, август
фактически лето прошло
на кухне готовится ужин
но, если на то пошло
он не всякому нужен

Ира стоит посреди двора
она
не
голодна
Ей 32
года
она
высокая, некрасивая
и
она
одна

еще

Александр - ветеран войны
рост 2, 05
вечером этого дня
в 6. 25
он опять
начинает одну игру
то есть пытается изловить медсестру
Хеле
за руку
(она сама позволяет себя хватать)
она довольна
пускай хватает, это не так уж больно

вот эти люди и носятся возле Иры
как стадо зверей
их подошвы шуршат
во дворе
перед ужином
стелется чад
проступают признаки уходящего мира:
слышен треск веток
за домом
и звук эфира
из комнаты, где живут румыны

на крыльце стоит Эдма,
держит на руках Катерину
(В Литве он "имел магазин"
еще разбавлял бензин
на продажу)
Катя - дочь Иры
ей семь
и все эти семь
она ненавидит омлет
(еще постоянно
играет в шахматы
и проигрывает)

все это - фотография
на этом снимке мне 19
мой вес - 60
молодой
худой
и в жизни все кое-как
стою на крыльце в специальных рваных штанах
точнее выхожу на крыльцо
и смотрю на людей, как чужой
как будто никому я не сын
как будто никому не стану отцом

смотрю

во двор въезжает автомобиль
начальника лагеря
но его не видно
(Александр и Хеле сильнее шин поднимают пыль
нарезая круги
оставляют в пыли знаки этого бега --

буквы своей игры
попросту говоря, шаги)

Ира (кстати, учительница литературы)
стоит в середине этого круга
и смотрит на Эдму
Эдме она - подруга
он сказал, что скоро приедет его жена
и теперь она ему не нужна
(то есть, конечно
Ира ему не нужна)

и вот
она опускает руку на свой живот
(прикосновение к части тела
доказывает, что она живет)

и вот
и вот
за ее спиной, за ее головой,
точнее за прозрачным забором,
за опершимся на этот забор румынским беженцем - магазинным вором
за аллеей тополей, ведущей к дороге
за собакой, идущей куда-то себе по дороге
за тюками соломы, стоящими в поле
за зайцем, бегущим вдали на воле
за коричневыми изгородями между полями
за ютландскими мелкими городами
за холмами
холмами
за серым морем
и опять за каким-то огромным
полем
полем
на краю которого - сам Ростов
и опять, возвращаясь обратно, за растительной изгородью из кустов

над желтыми, красными облаками

надо всем:
над реками
над грибами
в лесу
над обчищенными малиновыми кустами
в углу одного поместья
(там, где все как будто совпало в едином месте)
над
всем, что осталось на западе
над бегающими во дворе
опускается солнце

пробиваемый лучами последнего
дым
дым
пыль
поднимается из под ног
и внутри себя я говорю: как я одинок
говорю:
о, много курим
о, как живем
говорю:
о,
никогда не умрем

_^_


* * *

I

жизнь есть
там где раскаленная жесть
где на крышах домов
полуголый народ
сушит сливы и яблоки на компот
где
тяжелый краб сбегает к воде
по желтым и серым
сырым камням
там
где более нет меня

о, горячие листья инжира,
о, запах, идущий от них в жару
вы наполняете двор
и я говорю: вот, если теперь умру
тут, где деревья близко стоят к воде
(их подобной близости я не видал нигде)
пусть меня зароют вон в том бору
в общем, песня о том,
что как все умру

II

определяя время, собирая его тоску
по следам преступления, которое только в твоем мозгу
ты вернешься сюда через десять лет
чтоб увидеть на месте,
чего тут нет
под сосновыми иглами
под десятой армией муравьев
под следами птиц
под слоем гнилья
под песком,
где сверху лежит
змея
в ожидании лучшего мира лежу
и я

и тогда
на земле
а может в морской воде
может
совсем непонятно где
может
как бы совсем
нигде
ты прочтешь / услышишь:
вот,
если теперь и Восток и Юг
так подобны Раю, тогда, мой друг
чем они станут на новой Его земле
там где можно их видеть
не в мутном уже стекле
но без стекол
и даже уже без глаз

так
да здравствуют горы Тавра
и да стоит Кавказ
и ослы, и куры,
волки, мыши и родина:
Бердичев, Экбатаны, Шираз

их дворы - в тени
в тени отдыхает глаз
там кричит индюк
там под крышей лежит пулемет
и старухи в теле
там готовят ведро баклажан
и танцуют куры, разбрасывая помет
и помет --
это тоже след
того
что должно быть
на самом деле
и
того что
пока что
нет.

_^_


* * *

В этот последний день
всякий теперь говорит:
э,
думаю, лучше теперь жить как можно выше
в горах
там где ветер открывает изнанку листа
в этот последний день
говорит:
стоит тебе увидеть места
где среди длинношерстных коров
волосатый
носатый
горец
идущий навстречу говорит тебе:
вах!
будь, дорогой, здоров!

И еще
говорят:
в городе
в городе
по-своему хорошо
запускаешь руку в карман
достаешь восемнадцать рублей
роняешь в пыль носовой платок
приходя в магазин не знаешь, зачем пришел
(в кармане дрожит рука)
потом
говоришь: жизнь, знаешь, она, как реклама - один обман
вместо мозга - нервы
им нужен большой глоток
коньяка

хорошо
хорошо
наблюдать у себя в груди
ветер
вечер
дом
виноградник
на кочках стоят сурки
с высоты
с самого края обрыва
ты видишь
синие косяки
рыб
и водоросли на дне
и жидкую глину
исходящую от реки
от дельты
вперед
в океан
в виде желтой большой руки

вот тогда
тогда
говоришь:
все кальмары и мидии,
всякий морской конь
также окунь
лосось
треска
хвалят этот постепенный огонь
видимый только издалека
видимый в прошлом
где
любая жизнь
представляется образом лучших дней
собранием великих людей
на пиру
тенью травы
и тенью сурков, стоящих по пояс в ней
и также тенью тебя стоящего
там
там
над твоей головой
чайки висят на ветру

_^_


* * *

Это
и теплые дни на исходе лета
я захожу в вагон
как всегда, не беру билета
у окна - старик в пиджаке
посыпает яйца
зернистой солью
ест
и поэтому жизнь называют болью

вот и тени столбов на полу
вот запах немытой кожи
(те, кто родом из верхних слоев земли
всегда на нее похожи)

те же звуки земли
вырываются из гармони
идущего сквозь вагон
вагоны
полные летней вони
пересекают страну
где живут
волшебники, феи, маги
способные в восемь секунд превратить в папироску кусок бумаги
в ветреный день курящие на перронах
без головных уборов
рядом со станцией
где на стене
написано:
ПЕТЯ-БОРОВ

тут я еду домой устремляя глаза наружу
но в окне отражается женщина,
шепчет на ухо мужу:

"Ах,
там все были в приталенных пиджаках,
в синтетических майках,
в блузонах,
в батниках,
там
новые записи 75-го года!"

и на тысячи верст кругом -
только жизнь
ты в самой ее глубине
на дне
за спиной -
простирается город-герой,
за городом - мать-природа
простирается
здесь
на дальней станции мы сойдем
нам трава - по пояс
вот куда нас везет
наш далекий
наш скорый поезд

_^_


© Фёдор Сваровский

back to top