Menu

Марк ЭПЕЛЬЗАФТ

mark avatar

МАРК ЭПЕЛЬЗАФТ

Новые стихотворения


О ВОЙНЕ

под веками ничьими сны ничьи в том городе где сумерки как птичии простые души... сколь ни кричи о славе о победе о величьи -вещественны лишь ужас или страх подобные короткой вспышке время и светонадпись на семи ветрах: СПАСИ ГОСПОДЬ СВОЁ ШАЛЬНОЕ ПЛЕМЯ и узоры неприбранные нами фрески в окнах в тех краях иных мелькавшие когда-то.... нам что делать на той и той войне как на войне страшнее если брат пойдет на брата...в чем сущность этих смут и этих мест где гибнет род за родом голос вещий - в том городе - в репейнике где крест несом над миром вечной жизнью всуе в том напряженном холоде где Дух - дно Иеговы - нас влечет к истокам... здесь тьма и свет и зрение и слух сливаются в одно пред Высшим Оком

мы вздрогнем в пробуждении ночном а где-то вспышки слепят взрывы рушат разрывают тень Иерусалима на земле идет война и темень за окном идет война

cпасите наши души


Ландшахты

Вот шахты могил, где обитель кротов и кротих.
И в маршевом ритме в размер четырёх четвертей
Впечатались годы в развалы ступеней крутых
И чьих-то костей.

Базальты и лавы, прогретые сердцем Земли.
Горячих источников туфы ещё горячи.
Там свет вырастает пред нами, вблизи и вдали
Мерцают лучи.

На цепи хрустальной качается времени гроб.
И волны печали. И всё, как всегда, об одном...
А в центре сверкает обугленный чудища лоб
С лучистым пятном.

 


"Воспоминание о смерти и воскрешении"

1

Во мгле шуршал тростник гниющий.
Бил колокол в полночный час.
Столица Неба. Райски кущи.
Здесь жизнь и смерть врастают в нас
Здесь жизнь и смерть.Звезда и камень
А в худшем случае - бензин...
Здесь голоса бормочут : "Амен"
"На протяженьи многих зим"
Я жил тут на исходе века,
Учился тут Небытию.
Вот улица, фонарь, аптека.
Вот смерть вошла в мою семью
И заняла кусок квартиры -
Я эту тетку приручал.
Я с ней скрестил свои рапиры
И "не коснись меня" кричал.
А с ней - не свыкнуться.Не верьте -
Безумен жар холодных числ.
Я спал и ел в утробе смерти
И придавал ей тайный смысл...

Ключ поворачивался в двери.
И ритм в груди терял мотор.
Но я - воскрес. И я - поверил.
Я согласился на повтор.


2

О, таинство последнее Творца!
Неуловимый миг познанья Света...
Казалось, жизнь и смерть - одни тенета,
И скреплены , Вселенной до конца...
Пусть проплывают Вечности века -
В последний миг опять душа воспрянет,
Когда еще светло, когда багрянит
Последними лучами облака

20 апреля 2014.

 

МАСТЕР

Рассвет забрезжил . Золотая
Заря над городом плыла
И ведьма Аннушка, взлетая,
На рельсы масло пролила...
Но только мастер, а не бес я...
Кот хохотал.Кот пьян был в дым.
И я взлетал до поднебесья
По старым лестницам кривым.
Мое окно опять открыто
На самом первом этаже...
Ах,Маргарита,Маргарита -
Не промахнись на вираже.
Я за окном живу.Я - вот он.
Безумен взгляд.Невнятна речь
Вплыви, подобно вешним водам,
Нагрей своей одеждой печь
Я знал всегда,что ты вернешься -
Среди беды, в прорехах дня.
Скорей от Неба отмахнешься,
Чем жить захочешь без меня -
Жить одиноко , отстранённо,
Не видеть звезд над головой...
И ты взлетаешь оперённо
По лестнице моей кривой.
О, эта дерзость или шалость! -
И поднебесье на двоих.
Неведомое отражалось
В зрачках миндальных глах твоих...
Кот хохотал.Был новый начат
Виток Судьбы...Мельканье лет.
Спроси меня,что это значит?
И где ответ? И в чем ответ?

 

СПРОСИ МЕНЯ
(Булату)

Спроси меня, как ветер завывает,
Возлюбленная , камня холодней,
Спроси меня, какой любовь бывает,
И я тебе поведаю о ней
Спроси меня, и пару строк черкни-ка
О том,как в переулках тишина,
Спроси меня, когда цветёт черника,
Спроси меня,когда идет война.
Спроси о том, чего и нет на свете
И вслушайся в мой хриплый баритон.
Любовь - как ветер, как душистый ветер,
И знать нельзя, откуда дует он
Спроси меня , любимая, живая,
Когда меж нами пропасть и стена.
Любовь - она как влага дождевая.
Она ничья. И всем она дана.
Спроси меня о безымянной бедной
Той осени, о кружащей листве.
Пускай труба златая гимн победный
Играет в бесконечной синеве...
Спроси меня,кто этот шарик вертит,
Таинственное Имя назови...
Спроси меня любимая, о смерти....
И я тебе отвечу...О любви.

 

***

Еще настанут дни жестокие
И мир погрязнет в поединках.
Завяжут парни светлоокие
Шнурки покрепче на ботинках
Пребуду с этими и с теми нем,
Не различая, чей резон там -
Я поражён застывшим Временем,
Алеющим над горизонтом.
Собак ли гнать к морскому берегу,
Где рыбьи потроха - распадом?
Или открыть вдали Америку,
Туман рассеивая взглядом?
А вождь с младым незнамым племенем
Нутро прошаривает зондом.
Я пригвожден застывшим Временем,
Алеющим над горизонтом
На берегу другом любимая,
В пучине бед, песка - у моря.
Не различаю из-за дыма я
Её молчания и горя.
Она стоит как есть , без платия
Она приемлет смерть, как благость.
И после каждого объятия
Расстаться с жизнью. ей не в тягость...
Не обернись. Брось рыб в потоки, и
Гони собак.Шнуруй ботинки.
Еще настанут дни жестокие
И неизбежны поединки
Тысячелетья виснут бременем,
Их окликает горе - зонгом...
Я воскрешен застывшим Временем,
Алеющим над горизонтом.

 

***

На парусах, опущенных ресницами,
Неслись воспоминанья... Неспеша
Пожары догоняли их... И снится мне
Заветный рай. В саду. У шалаша.
И ты стоишь там, разделившись надвое,
На памяти плашкотах золотых.
Но почему опять тоска сильна твоя
И бьёт тебя под горло и под дых?
Припомни мир с прибрежными притонами,
Кафе "ЛондОн" и звездные огни.
Вот веселы. Вот счастливы до стона мы
Из пьющих ртов нездешних, и пьяны
До той поры, покуда с башни времени
Сползает тихо старый циферблат -
Плавучий призрак - док, пред коим в темени
Подъёмных кранов буковки стоят
Белым - белы, слагая Имя Чертово,
Манящее к себе куда-то ввысь,
Чтобы потом низринуть в бездну мертвую
Свою тележку под названьем "Жизнь",
Пока её до дна черпает заполночь
До смысла жизни жадная строка...
До той поры огнём твои глаза полны.
И мы пьяны...Но вот, издалека
Плывёт корабль - буксир. Огни сигнальные -
"Одесса -мама" и нептунов грех.
И нечто распадается сакральное
Для нас с тобой. А может быть, для всех.
Платформа , на которой вместе тонем мы -
То вниз, то вверх - а там - парад планет.
И всё так пусто от Земли и ДОнеба.
И мы - то здесь. А то - нигде нас нет

 


***

Не зажила рана. И весь, поперек или вдоль
Изрыт я мечтами о горлышках пьяных застолий.
О, если бы ты... На секунду.... Не зажила боль.
Не зажила рана - и подле, не съеден , пуд соли.

Вернись на секунду и пеной морскою пребудь...
Кати мне волну, молчаливая черная бездна.
Зальдевшее скорбью перо, пробуравь себе путь
Сквозь лоно горячее в царствие Божье Небесно....

О, где только я не валялся с тобой на Земле -
Припомни скамью у фонтана и позднее лето.
А ты напевала о Моцарте, о короле -
Та-ри-ра-та-та - что нездешняя звездная флейта...

Я тоже, бывало, горланил - тебе или твой -
До самого горла. В тебя. Та-ра-та. Ти-ли-ти-ли.
Над нами ольха голубая шумела листвой
И голые до наготы , всё мы плыли и плыли.

Кого же винить мне - себя ли, индейку-Судьбу?
Уже различаю так ясно и Лету, и Прану.
И стих твой глубинный, застывший на огненном лбу,
Вжигается плавленным золотом в новую рану.

 

"Тут конец перспективы"
ИБ

Я иду по земле
и тебя вспоминаю опять,
Хватит слез в феврале
и чернил, чтоб от "А" и до "Ять"
Расписать то кочевье...
И свинцов, небосвод
нависает опять надо мной
И корабль плывёт,
подустав от тоски ледяной
В суете повседневья.

Я стоял подле моря,
незримых границ на посту.
Не был твердью подспорья
тебе, и себе, и Христу,
Распинаясь нелепо...

Я с тобой, небожитель, размахом не мерялся крыл,
Но летел, и летел, и касался незримых перил
Твоей лестницы в небо.

Воскресенья, увы,
не дано обрести дикарям.
Но под ропот молвы
я взмываю к твоим якорям
Чай, не Рим и не Спарта....
Ты в стихе перепутал последнюю букву - там "К".
Только слышишь - душа -разрывается в горле , тонка,
На окраине марта.

 

***

Опять лучистым вихрем емких строк
Вытравливаешь нажить безъязыку,
Что болтовню, расцветшую пестро...
Лжестих - не стих. Он не подобен крику.

Твоей строкою пробуравлен лаз
Сквозь снег и лёд , застывший в сердце бедном.
И новый стих притягивает глаз
К гостеприимным ледниковым безднам.

У Времени в расселинах его,
Во льдах его, в его лице без грима,
Укрыт кристалл дыханья твоего -
Свидетельство тебя неоспоримо.

 

***

бывшая рядом со мной и похожая так на меня ,
мы, словно камни в нОчи ввалившившихся щёках,
катимся вниз под откос, отчужденнее день ото дня
и от ложбинки к ложбинке не знаю ещё как :
неотличимей, круглей, на окраинах света и тьмы,
там, где лишь Взгляд Самого и безвидна Земля есть...
О, этот Взгляд ненасытный, блуждающий здесь,как и мы,
в нас различающий целое и удивляясь

 

Замок в Толедо
( По мотивам прозы Рильке)

Тоска дождём окутала дома,
Опять гроза обрушилась на город.
И он взбегает к белому собору
По склону потемневшему холма,
Там пахарь вещий ко всему готов,
Он издавна просеивает зёрна...
Но грозен тон небес иссиня-черных
Для пламени зелёного кустов...
Полоски света землю бороздят.
Квадратный и могучий вырос замок.
Бушуют реки, выходя из рамок,
И город смертным ужасом объят.
Он словно приготовился к рывку –
Ещё одно, последнее усилье –
И ОН ВОСПРЯНЕТ,ОБРЕТАЯ КРЫЛЬЯ –
И РАЗОРВЕТ НАВИСШУЮ ТОСКУ.

 

***

Дождем кончается жара,
Тоска кончается слезами...
И расстоянье между нами
Ничуть не меньше,чем вчера.
Бреду ль долиной иль в горах,
Сную ль один в толпе унылой
Едва подумаю о милой -
Меня охватывает страх.
В толпе нетрудно забывать
Черты,слова и даже имя -
Там все смешается с другими,
Их равнодушию под стать.
Но есть небесное метро -
В его воздушных переходах
Уже надежда на свободу
Мне улыбается хитро
И я , врастая в синеву,
В открывшейся небесной хляби,
На желтом глинистом ухабе
Тебя увижу наяву.

 

***

Такой тоски, бесконечно -песчаной
Не бывало, любимая, никогда.
Никаких обид,никаких обещаний...
И в небе горит чужая звезда.
Неужели была? Ничего не помню.
Но голос еще во мне звучит,
Как на пленке магнитофонной,
И днем, и вечером, и в ночи.
С розовых пионов, растущих в камне
Осыпается за лепестком лепесток.
А ты, единственная, кто близка мне,
Далеко...Струится время -песок
Занят ничем. Не пишу, не читаю.
Никому не звоню. Не спешу никуда.
Осыпается время.Безмолвно тает.
И в небе горит чужая звезда.

 

***

Вернись ко мне. Не буду больше лгать.
Не стану больше петь средь улиц этих.
Мы партизаны. В топком месте - гать.
Гармонь поет в землянке о столетьях...

Вернись, прошу, ведь я не мыслил зла.
И не играл. Тобою сердце пело.
И ночь была темна.Была светла...
И я любил тебя.Такое дело.

Потом был день. Исчез он,как закат.
И потеряли смысл его зарницы.
Фланируют по Алленби сто крат
Туда сюда все рыбы или птицы.

Фланирует в тоске моя душа.
Прошу, вернись. Суровым и тверезым
Я все брожу вдоль моря неспеша
Отхлестан немотою и морозом.

Прошу,вернись. В час утренний опять
Хватает Смерть за горло молчаливо.
И тьмы за горизонтом не объять
В рассветный час, на берегу залива.

 

***

В ушах любимый голос
Звенел: "Не жаль.Не жду."
И сердце раскололось
На горе и беду.
Кричит зловещий кочет -
В его пустом глазу
Немая тетка точит
Костлявую слезу.
Лист прошлого дубовый.
Запутанный клубок -
Вначале было Слово
И был вначале Бог,
И небо темно-сине...
А нынче в горле ком,
В душе торчком пустыня
И ветер - сквозняком.
Устал любимых звать я,
Слова устал вязать.
Офелия и братья -
Мне нечего сказать.
Ночь одевает маску
Разбойничью и - вах -
Срывает с глаз повязку
И бьёт ногою в пах.
Но я лечу все выше,
Прохожих веселя.
И подо мною дышит
Распахнуто земля.

 



back to top