Menu

Владимир БУРИЧ

burichbig

Владимир БУРИЧ (1932-1994)

Вырос в Харькове. Окончил факультет журналистики МГУ (1955). Жил в Москве, работал редактором в издательстве «Молодая гвардия». Эпизодически публиковал стихи с 1961 г., однако в серьезной мере вышел к читателю только на рубеже 1980—1990-х гг., с появлением первых сборников русского верлибра «Белый квадрат» и «Время Икс», а затем Антологии русского верлибра. Выступал одним из теоретиков и пропагандистов верлибра (начиная со статьи 1972 г. «От чего свободен свободный стих» в журнале «Вопросы литературы»), создал оригинальную стиховедческую концепцию. Переводил на русский язык европейскую поэзию XX века, прежде всего польскую и югославскую.



МОТТО

Человек
все возможные варианты белого
от красного до синего

Человек
бесчисленные варианты мягкого
от твердого до жидкого

Человек
бесконечные варианты доброго
от насилия до самопожертвования

Все явления и предметы
названы криком его горла
Величины длин частей его тела
стали первым масштабом вселенной

 
МОДУС ВИВЕНДИ

Обитаю
в кубе комнаты
в шаре аэростата
в пирамиде ракеты

Создаю
и люблю
эти формы

Погибаю
при всякой попытке
геометризации
моего тела

 
ОДА МАКСИМАЛИЗМУ

Мне хочется сразу все

Я не могу снизойти до частицы

И я чувствую
как в моем горле застревают клепаные формы моста
а глаза раздирает пятьсоттридцатитрехметровая башня телевизионной мачты

И с зенита моего поля зрения скатывается слеза
размывая и коверкая панораму города

 
Х Х Х

За годы своей жизни
я собрал огромную оллекцию взглядов

Синие
серые з
зеленые бабочки взглядов
покоятся в круглых коробочках суток

Одни выглядят так
как будто их только вчера поймали

другие в полете обгарели

с третьих стерлась пыльца

они стали бесцветными
цвета костного мозга
цвета ненависти
цвета страха

 

Х Х Х

Детство

северный полюс
ангины

к ноге прижался
теплый тюлень
грелки

голову сжали
наушники
земных полушарий

термометр
вынутый из под мышки
показывает
температуру
океана

 

Х Х Х

Чего жду я от завтрашнего дня?

Газет

 

ЧЕРНОЕ И БЕЛОЕ

Черное
ищет белое
чтобы убить в нем светлое
и превратить его в серое
или
полосатое

 

Х Х Х

Долг убивать
Долг сопротивляться

Существо со средней продолжительностью жизни в 60 лет
убивает
существо со средней продолжительностью жизни в 60 лет

Это небо беспринципно как проститутка
Этот дом эта земля беспринципны как проститутка

О тоска
отчаяние
и холод
существа
трансформирующегося в землю

 

Х Х Х

Ненависть деструктивна
Любовь требует формы

Как трудно творить
на столе
разоренной планеты

 

ТЕОРЕМА ТОСКИ

В угол локтя
вписана окружность головы

Не надо
ничего
доказывать


Х Х Х

Коробочка
зубного
порошка

ты удивительно чиста
и целомудренна

Нет
не могу...

Где этот тюбик пасты?

 

Х Х Х

Разве можно сказать цветку что он некрасив?

 

Х Х Х

Ледник
Римской империи
отступая
оставил в долинах Европы
валуны изваяний

Они стоят
в центре скверов
среди астр и петуний

Запоздалое признание
варварских народов

 

ЛИЦО И РУКИ

Открою глаза —
цветные осколки
взорвавшейся бомбы дня

Закрою руками лицо —
поймаю ночь
две трепещущие птицы глаз

 

АРМСТРОНГ

Черный архангел
возвестивший конец Арфы

Прометей
прикованный к трубе

 

ОДА БИБЛИОГРАФАМ

Библиографы
вы сейсмические станции
регистрирующие затухание старых поэтических вулканов
и пробуждение новых
свидетельствующих о продолжающемся процессе
книгообразования

Товарищ астроном
вы считаете
это вулкан на Луне заработал?
Ошибаетесь
вам любой библиограф скажет —
это вышла в свет
и стала светом
Антология современной лунной поэзии

 

КАФЕ "СИНЯЯ ПТИЦА"

Трубач ушел с окровавленными губами

Старик дремлет над прорубью рюмки

Девушка
поставив руку на локоть
держит двумя пальцами сигарету:
верую

 

Х Х Х

Лопата
громоотвод моего отчаяния

Только земля знает
его напряжение
и силу

 

ЗАПОВЕДИ ГОРОДА

Уходя гашу свет
Перехожу улицу на перекрёстках
Сначала смотрю налево
дойдя до середины — направо
Берегусь автомобиля
Берегусь листопада
Не курю
Не сорю
Не хожу по газонам
Фрукты ем мытые
Воду пью кипячёную
Перед сном чищу зубы
Не читаю в темноте и лёжа
Так дожил до почтенных лет
И что?
Хранить свои деньги в сберегательной кассе?

 

УТРО

Я проснулся
и с удивлением понял
что оставлял своё тело
без присмотра
на попечение
звёзд
травы
сосен
и ветра

 

Х Х Х

Нация
ощупывает себя
руками скульпторов

Ошеломлённая
величественно поднимается
на пьедесталы
своих
городов

 

Х Х Х

Около ста человек знает меня на том свете
Ну и скучная будет у них тема для разговоров

 

Х Х Х

Человечество
непотопляемое судно

Четыре миллиарда
отсеков
надежды

 

Х Х Х

Мир наполняют
послевоенные люди
послевоенные вещи

нашёл среди писем
кусок довоенного мыла
не знал что делать
мыться
плакать

Довоенная эра —
затонувшая Атлантида

И мы
уцелевшие чудом

 

Х Х Х

Так что ж я боюсь умереть
если спать я ложусь с мольбой
чтобы все пережили меня

 

Х Х Х

И выпит день
В полоске желтого заката чаинки-воронье

 

ЭСКАЛАЦИЯ

Покупаю газету
слышу шум листьев

Разворачиваю страницы
слышу хруст веток

в папоротнике колонок
нахожу труп
брата

 

НОЧЬ

Я лежу на спине
и смотрю в потолок
с ушами полными слез

 

БЕССОННИЦА

Слушаю
сердцебиение подушки

Вижу
зеркала
беззвучное эхо

Думаю
о рыбах
доисторического океана

с идеей человека
во чреве

 

Х Х Х

Я заглянул к себе ночью в окно

И увидел
что меня там нет

И понял
что меня может не быть

 

ФОРМУЛА ОХОТЫ

Черта горизонта

Птицы в числителе
рыбы в знаменателе

Умноженные на дробь выстрела
и переменный коэффициент удочки
дают произведение
доступное каждой посредственности

 

ТРАНСПЛАНТАЦИЯ

Пришел с лопатой
пересадил корни
глаза
сердце

Все перепутал

на месте почки
выросло зеленое ухо

 
Х Х Х

На бульваре
закрыв лицо от страха газетой
сидят
в ожидании смерти
пенсионеры

Старый Христос с Иудой играют в шашки
разбойники хвастаются тем что их тоже распинали
Мария вяжет варежки внукам

У ног ее
дети
из песка строят
Вавилонскую башню

 

Х Х Х

Мы беседуем с учителем на ступенях храма
Ступени доходят мне до макушки
Я вижу огромные пальцы на сандалиях
траву
растущую из ноздрей камня

И не понимаю ни слова

 

А. И. Алиханяну

Сорвите с меня повязку виденного
Сбейте с рук оковы сделанного

О это первое озеро
отразившее первое облако


Х Х Х

Перерезав горло лезвием забора
угасающим взглядом покатился по каменным дорожкам рая
ни одного жевательного рефлекса
ни одного фонтанчика слюны из алого кита гортани
только призраки цветоформы
только молекула аромата
величиной с розовую венеру
влетела в мохнатую пещеру носа

 

Х Х Х

и когда упал песок
в часах господа бога
он его разравнял
и сделал
цирковую арену

 

back to top