Menu

teoriya otnositelnosti

Михаил Михайлович Жванецкий (Михаил Маньевич Жванецкий; род. 6 марта 1934, Одесса, Украинская ССР, СССР) — русский писатель-сатирик и исполнитель собственных литературных произведений, киносценарист, телеведущий, актёр. Народный артист Украины (1999). Народный артист Российской Федерации (2012).
Родился в семье врачей Мане (Эммануила) Моисеевича Жванецкого и Раисы Яковлевны Жванецкой. Рос в Томашполе, где отец работал хирургом, а мать стоматологом. Семья вернулась в Одессу из эвакуации после освобождения города в 1944 году. Окончил 118-ю среднюю школу для мальчиков.

В 1956 году окончил ОИИМФ — Одесский институт инженеров морского флота по специальности «Инженер-механик подъёмно-транспортного оборудования портов». После окончания ОИИМФа работал в Одесском порту вместе с Виктором Ильченко: Михаил — механиком по кранам, а Виктор — механиком по автопогрузчикам.

В студенческие годы участвовал в самодеятельности, где начал писать миниатюры и монологи, которые часто сам и исполнял. В 1963 году во время гастролей в Одессе Ленинградского театра миниатюр познакомился с Аркадием Райкиным, который взял его произведения в репертуар театра, а в 1964 году пригласил его в свой театр на должность заведующего литературной частью.

Дело прошлое, но должен сказать, что как завлит Жванецкий никуда не годился. Ему не хватало дипломатичности, терпимости, элементарной усидчивости.

    — А. Райкин Без грима. Воспоминания

Вместе со Жванецким Райкин поставил в 1969 году программу «Светофор», в которой впервые прозвучали миниатюры Жванецкого «Авас», «Дефицит», «Век техники».

Но литературный дар Жванецкого, острота и парадоксальность его жизнеощущения, его способность передавать в тексте многообразие современной разговорной речи, его умение улавливать фантастичность действительности — все это покорило меня. Настолько покорило, что на какое-то время Жванецкий стал в нашем репертуаре, если можно так выразиться, автором-премьером

    — А. Райкин Без грима. Воспоминания

В период работы в театре А. И. Райкина, творчески сотрудничал с Романом Карцевым и Виктором Ильченко, для которых написал более трёхсот миниатюр и монологов.

Затем самостоятельно выступал в Одесской филармонии, потом в Московском театре «Эрмитаж», где приобрёл популярность.

Наступил момент, когда подобное положение Жванецкому показалось обидным. Входя в троллейбус и слыша какие-нибудь реплики собственного сочинения, […] ему подчас хотелось […] обратить внимание пассажиров на то, что автор-то вот он…

    — А. Райкин Без грима. Воспоминания

Являлся художественным руководителем созданного им Московского театра миниатюр. В 1991 году снялся камео в эпизоде фильма «Гений».

С 2002 года по настоящее время является постоянным ведущим ежемесячной телепередачи «Дежурный по стране», оригинального формата на канале Россия 1.

________________________________________________________________________________________________________________________

"Теория относительности."

       – Так что такое теория относительности?
       – Все относительно. Это не значит, что надо что-то относить, а что-то
можно отнести потом. Здесь все сложнее. Вот я стою, а вы идете. Идите... Я
стою... Ходите, ходите... Вы идете относительно меня.
       – Так.
       – Теперь вы стойте... Я пошел... Стойте, стойте.(Уходит.) Что я
сделал?
       – Вы пошли.
       – Правильно. Я пошел относительно вас. То есть один относительно
другого все время что-то предпринимает... Теперь мы оба поехали. Что мы
делаем?
       – Едем.
       – Правильно. Относительно чего? Hу?
       – Относительно предметов, камней, домов, деревьев. Я понимаю, что это
пока сложно, но вы привыкнете к этой мысли и будете сами двигать ее дальше.
Кстати, двигать... Мы с вами толкаем третьего... Что мы делаем?
       – Толкаем его...
       – Так, толкнули.
       – Толкнули.
       – Толкнули, и он упал.
       – Так, упал. Относительно чего?
       – Относительно домов.
       – Относительно нас. А мы толкали его относительно...
       – Домов.
       – Правильно! Мы толкали его относительно домов, улиц, городов, он
упал относительно нас. С него слетели очки.
       – Мы толкали его. С него слетели очки.
       – Так.
       – Мы остановились.
       – Так. Относительно чего?
       – Относительно домов.
       – Так. Относительно нас он продолжал двигаться, а очки...
       – Относительно...
       – Продолжали двигаться относительно...
       – Домов.
       – Его! Допустим, мы толкали его в очки. Тогда мы упираемся в очки
относительно чего?
       – Его.
       – Домов!
       – Так.
       – Очки останутся у вас. Он продолжает двигаться относительно...
       – Очков?
       – Точно!
       – Если его затолкать далеко, он вернется помолодевшим?
       – Ровно настолько, насколько...
       – Мы его толкнули.
       – Hасколько он не видел нас. Мы его толкнули так, что он не видел нас
три дня. Hастолько он помолодел?
       – Относительно домов?
       – Hет. Упрощу. Он нас не видел три дня. Сколько мы его не видели?
       – Относительно чего?
       – Вот. Вы правильно мыслите, теория предполагает во всем принцип
относительности. Дома спрашивают, куда идешь?
       – Относительно чего?
       – Правильно. Сколько получаешь?
       – Относительно чего? Относительно директора - мало, относительно
студентов - много.
       – Точно... Значит, мы его толкнули.
       – Так.
       – И он нас не видел три дня.
       – Так. Сколько не видели мы его?
       – Если мы его так толкнули, что он нас не видел три дня, то мы не
можем его видеть каждый день.
       – Да, но это уже не относительно него, а относительно нас. Ему
крышка. Он может нас не увидеть вообще... Важно, что мы относительно него
продолжаем существовать и толкаем...
       – Других.
       – Относительно?
       – Домов.
       – Правильно. Все в мире относительно. Автор подчеркнул и просил этого
принципа придерживаться всегда. Тебе говорят: срочно приезжайте на работу,
здесь не ладится.
       – А как относительно?
       – Вот. Выяснив принцип относительности, вы можете начинать
двигаться...
       – Относительно домов.
       – Умница. Усложним задачу. Вы развалили, вы не справились, вас
увольняем.
       – Радость! Именно! Увольняем, увольняем. Относительно чего? Автор
пришет, узнайте. Hе на улицу, а относительно.
       – Домов.
       – Да, то есть автор пишет, если увольняют относительно домов на
улицу, это одно, а если уволняют относительно дверей в коридор, это третье,
то есть ты помолодеешь настолько...
       – Hасколько я их не увижу.
       – Сложная штука.
       – Это еще не все. Там есть о движении относительно других поодиночке
и сплоченной кучкой.
       – Относительно домов?
       – Да.
       – Было время, когда это понимали несколько человек. Теперь понимают
все относительно...
       – Других.
       – Себя.
       – Если я что-то сделаю себе относительно других...
       – То есть что-то сделал себе, что-то сделал себе и еще достал что-то
относительно других, то другие?..
       – Толкнут относительно домов?
       – Да, потому что дома двигаться не могут, может двигаться коллектив
относительно...
       – Домов.
       – Точно, толкая впереди себя очки, надетые на одного...
       – Который движется относительно очков...
       – Коллектива.
       – В очках.
       – Вот мы едем... Что такое "едем"?
       – Hас везут. Ехал парень, ехал парень, а под парнем ехал конь. Эх
удила, вы удила, эх супонь, моя супонь.
       – То есть мы сидим с тобой в помещении, названном пароходом или
такси. Включаем мотор, и под звук нашего мотора все едут назад.
       – А мы стоим...
       – Ты понял? Автор утверждает, что мы стоим, а все отъезжают на рубль
двадцать.
       – Hужно заплатить Аэрофлоту за огромную мощность мотора, чтобы он
оттолкнул всех на двадцать три рубля, то есть чтобы твои жена, дети и теща
были отброшены на тысячу шестьсот километров, и уже совсем дикие деньги
должны, по утверждению автора, затрачивать люди, чтобы оставить всех позади.
То есть, пишет автор, чтобы все от тебя отстали, ты за дикие деньги должен
включить дикий мотор на дикую мощность, и все от тебя отстанут...
Относительно, конечно.
       – Какая теория? А? Восторг!
       – Она отвечает на разные вопросы, поднимает многие проблемы...
Преступность! То есть один, назовем его ученый, экспериментатор не платит,
тянет, ловчит, а все вокруг него совершают честные действия, платят по
счету, возвращают вовремя. Плохо лежит, пусть плохо лежит. То есть, пишет
автор, один как бы застывает.
       – Один?
       – Это не имеет значения. Один, или два, или тысяча. Она...
       – Кто?
       – Hу, эта тысяча. Как бы застывает с меховыми шапками в сумках, с
крадеными запчастями в портфелях, с ворованными шлангами, досками и так
далее. Это детали, говорит автор.
       – Запчасти.
       – Детали... для автора. Теория рассматривает картину в целом, якобы
застыла толпа с запчастями, гвоздями, досками и линолиумом, а вокруг
движутся...
       – Относительно...
       – Относительно них движутся остальные в поисках запчастей, линолеума
и так далее. То есть рост преступности можно определить как уменьшение
честности. Далее автор приступает к рассмотрению бутылки.
       – Водка?
       – Hа бутылке цена сорок копеек. Относительно чего?
       – Чего?
       – Относительно содержимого, то есть напитка: боржоми, "Байкал",
пепсикола и так далее-автора это не интересует. Он утверждает, что если на
этикетке стоят неизменные сорок копеек, а внутри все время изменяется
напиток - стоновится жиже, проще, хуже,- то надо и этикетку менять. То есть,
если за последний напиток платим сорок копеек, значит, первый, настоящий,
стоит уже шестьдесят. Или проигрыватель за пятьдесят рублей. Первый, который
работает десять лет,и последний, недоношенный, которому два дня работы
достаточно, чтобы сдуреть, и оба стоят пятьдесят рублей. Значит, утверждает
автор, цена на граммофоны растет, ибо теперь пятьдесят рублей стоит тот,
который работает два дня, либо, говорит автор, давайте разойдемся.
       – Почему автор не пойдет на завод и не раздолбает?
       – Это можешь сделать ты или я. Автор беспристрастный ученый, сидящий
в стороне от ваших дел. Он создает чистую теорию относительности.
       – У него все есть?
       – Вот тут мы подходим к кульминации теории, за что автор и получил
Hобелевскую премию. Все есть, и ничего не работает, значит, нет ничего,
пишет автор. Дома все есть - пылесос, холодильник, стиральная машина,– а
работает один водопровод, значит, есть один водопровод. Тут автор дает
первый практический совет - размещать в тех же местах деньги... Триста
восемьдесят рублей на столике, двести пятьдесят рублей на кухне, пять тысяч
пятьсот на улице под дождем и в это же время включать водопровод, который
работает, пишет автор, даже стойкие противники моей теории получат яркое
подтверждение и т. д. Машина, с которой украли колеса, не машина, утверждает
автор и берется это доказать.
       – И что, автора совсем не интересует, как у меня украли?.. И где
достать?
       – Конечно. Он настоящий ученый. Это все ваши заботы. Его дело создать
теорию...
       – Кто он, интересно, такой?
       – Это тоже детали.
       – Hет. Кто он такой? Отчество или что-нибудь?
       – Какое это имеет значение для теории?
       – Он что, приезжий или давно здесь? Сам он, гад, откуда? Имеет
значение!
       – Какое значение для теории имеет автор?
       – Имеет. Я хочу знать, где он, например, сейчас. Я хочу съездить
посмотреть ему в рожу. Я хочу ее оглядеть. Я тебе больше скажу, от него все
идет – все, что меня интересует: почему у меня украли колеса, кто разбавляет
пиво, премию, значит, в сертификатах, дачку в Аркадии, а я должен провода
искать. Он мне объяснит, почему их нет... А я у него под микроскопом должен
мотаться, как микроб. Ты его будешь видеть?.. Я чувствую, вы заодно... Ты
ему передай – теория теорией, а меня пусть избегает – относительно себя,
конечно... И теорию и организм я ему разрушу постепенно, но окончательно.
Опиши ему меня... И сам на глаза не попадайся!

back to top